Разоблачение ему не грозило, ведь бал-маскарад тем и хорош, что каждый примеряет на себя чужую личину. Невозможно догадаться, кто есть кто. А если потребуют снять маску, то пускай – в том, чтобы примерить образ главного преступника Зоны 11, нет ничего криминального.
Разве что он подвёл ожидания Милли, надеявшуюся увидеть Зорро, а не Зеро. Но президент хорошо знала своего заместителя. Сомнительно, что ему удастся удивить её...

Читать дальше

Code Geass: Castling

Объявление

Доска почёта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Бал-маскарад » Танцевальный зал


Танцевальный зал

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Большая комната с высокими потолками и зеркальными стенами, на полу паркет с нежно-бирюзовыми узорами. Высокие и большие стрельчатые окна пропускают максимум солнечного света и открывают прекрасный вид на вечерние огни фонарей и фейерверки. По углам стоят большие вазоны с розами и лилиями.

0

2

Вопреки неписанному регламенту британского императорского двора, Сарин прибыла на бал не в пышном бальном платье, предназначенном для участия в светских мероприятиях, а в традиционном для индийской аристократии шёлковом, затканном золотом, сари.
Волосы, убранные на лбу золотой индийской диадемой, были собраны в длинную и толстую косу, брошенную на плечо. На кистях рук красовались золотые браслеты, а на лицо было нанесено минимум натуральной косметики. Длинные золотые серьги индийской филиграни покачивались в маленьких изящных ушках, открытых для всеобщего обозрения.
И только ноги остались верны европейской моде, обутые в светло-бежевые босоножки на низкой шпильке.
Сарин прибыла налегке, без дамской сумочки, веера или кошелька. Только маска на длинной палочке, украшенная поверху роскошными розовыми перьями, бездеятельно болталась-крутилась меж тонких пальцев.
Личный водитель её отца привёз девушку на личном автомобиле её семьи и помог пройти фейс-контроль, защищая от докучливости охранявших парадные двери журналистов. Потом вернулся к машине. Сарин осталась одна в вихре и блеске знатных и не очень гостей губернаторского бала.
Она улыбаясь, отвечала на приветствия, игнорируя неодобрительные взгляды, которые, как вода, бессильно скатывались по шёлковому красно-розовому сари. Пусть смотрят – что ей их мнение, коли отец не против.
Император слишком далеко от Зоны 11. Вряд ли ему будет важным, в чём на бал пришла одна из его подданных, ведь всё в рамках допустимого.
Возможно, девушка неосознанно стремилась к противодействию системе, в которой выросла, и к которой принадлежала по праву рождения.
Сарин мягкими движение руки дала понять, что ей ничего не нужно, поблагодарив за внимание.

0

3

Всё в этом мире когда-нибудь происходит впервые. Вот и Арисака Ооками - Дзенсё, нет, теперь уже - Арисака Хотару, вступала под своды танцевального зала. Девушка была преисполнена решимости поскорее выполнить своё задание, и - негоже отважному бойцу (а уж тем более - командиру боевой группы) прилюдно красоваться в длинное бальное платье, да ещё и в присутствии врага…
   А всё началось с того, что секрет Ооками - Хотару был раскрыт. Досадная оплошность, если не сказать, случайность. Принесла же нелёгкая капитана Танаку именно в тот момент, когда бойцу Ооками надо было переоблачиться в гражданскую одежду перед очередной разведывательной миссией…
   Странно, но всё обошлось… Относительно, конечно, поскольку её задание доверили другому бойцу. А сама Хотару сейчас облачена вместо своего, давно уже ставшего родным, камуфляжа, в элегантное бальное платье со шнуровкой, “морозного” цвета - контрастное сочетание белого и синего, с преобладанием на юбке белого цвета, а выше пояса - синего. К платью, разумеется, прилагались красивые белые туфельки на средней величины каблуке, а уши девушки, вопреки её протестам и просьбам, заранее проколотые в одном из “цивильных” салонов (чтобы исключить возможные осложнения, было решено воздержаться от “старых" и "добрых” методов), украсили нарядные серебряные серёжки в форме ажурных бабочек. А чёрные, цвета воронова крыла, по-мальчишески коротко остриженные волосы молодой валькирии были украшены затейливым серебряным обручем тонкой чеканки.
   Пёстрый японский веер, непременная принадлежность светских красавиц прежней Страны Восходящего Солнца, казался пушинкой, если, конечно, сравнивать с тяжестью привычного автомата, а длинное, до самых пят, платье, казалось, вот-вот зацепится за какой-нибудь посторонний предмет, или же на него кто-нибудь (например, сама же Хотару) нечаянно наступит…
   Сжимая чуть подрагивающими от нервного напряжения тонкими, сильными пальцами длинную палочку своей маски - забавного волчонка (вездесущая Садако и тут постаралась, обыграла, как могла, прежнее “мужское” имя своего командира), молодая японка не забывала время от времени незаметно осматриваться по сторонам. Острый слух девушки тотчас же фиксировал малейшие странные звуки, а обострённое до предела, “волчье” чутьё также было задействовано, вероятно, “на все двести процентов”…
   Боец Хотару оказалась настоящей находкой для сил Японского Сопротивления. Строптивая девушка отличалась редким хладнокровием и выдержкой, умением быстро адаптироваться к любой обстановке и самостоятельно принимать сложные решения, если ситуация грозила выйти из-под контроля. Кроме того, “Ооками” отлично умела стрелять и мастерски обращалась с холодным оружием, что делало её практически незаменимой кандидатурой на роль “устранительницы” проблемы по имени Корнелия… Разумеется, в случае успешной ликвидации последней, Хотару было обещано полное прощение…
   Внезапно внимание разведчицы привлекла красивая смуглая леди, облачённая в нарядный и яркий костюм индианки. Роскошные чёрные волосы незнакомки были убраны на лбу нарядной золотой диадемой, и собраны в длинную косу, лежащую на плече, длинные золотые серёжки, казалось, так и переливались красивыми золотистыми бликами в свете ламп, а шёлковое, затканное золотом, нарядное красно-розовое сари, являлось, по мнению юной японки, несомненным свидетельством утончённого вкуса своей обворожительной хозяйки…
   Индианка стояла как раз там, откуда, по расчётам юной повстанки, было удобнее всего наблюдать за выходом принцессы Корнелии. А раз так, то и она, Хотару, просто обязана находиться поблизости. Но, как это порою бывает, простые человеческие чувства - восхищение чужой красотой, ощущение гармонии и некой загадочности, если не сказать, тайны, едва не взяли верх над обычной осторожностью молодой японской разведчицы.
   В первый раз в своей жизни Хотару, ошеломлённая и очарованная одновременно, не знала, куда себя девать от смущения. Незнакомка казалась ей воплощением чего-то волшебного, сказочного, в общем, неземного. И, поскольку разведчице было крайне необходимо узнать, где же, чёрт возьми, сейчас находится принцесса Корнелия, а заодно - хотя бы немного слиться с праздной, беспечной, гомонящей толпой, повстанка решилась. С замиранием сердца (и куда только подевалась привычная уверенность в себе?!), едва не забыв изобразить ритуальный японский поклон, она обратилась к незнакомке.
   - Здравствуйте. Вы кого-то ждёте? Если нет, то позвольте, я немного постою рядом.
   Во взгляде, жестах, словах Хотару явственно проглядывало восхищение собеседницей, но уж никак не заискивание. Всё же стоящая перед нею леди тоже была азиаткой, возможно, лишь отчасти. Впрочем, разве это было важно? Главное, что первые фразы уже сказаны, и пути отступления больше нет…

Отредактировано Arisaka Hotaru (2016-09-27 17:20:02)

0

4

Сарин уже доводилось раньше бывать на балах, и в качестве приглашённой, и в качестве принимающей. Но этот бал существенно отличался от всех предыдущих. В нём было больше свободы, если можно так сказать. Больше жизни и интернационального колорита. Хотя большинство присутствующих не осмелились сменить общепринятый в светских кругах британско-имперский бальный наряд на нечто иное, в деталях туалета, манерах и речи угадывалась принадлежность к разным социальным слоям и народностям. Да и в причёсках, украшениях и косметике не читалась британская вымороженная выспренность.
Люди были просто людьми, красиво одетыми и приятно улыбающимися в ответ. Разве что кроме тех, для кого бал был обязанностью, а не удовольствием. Кто что искал на приёме у нового генерал-губернатора.
Сарин заприметила в толпе праздношатающихся по залу парочек девушку с необычно короткой стрижкой, напоминавшей ей сказочную Белоснежку. Внимательный взгляд отметил маску волка и японский веер в её руках – фактически вызов британским аристократам, затерявшимся на балу. Смело и глупо.
Заподозрив в ней японку (скорей всего, верно), колонизаторы могли бы потом подкараулить её, избить, ограбить и изнасиловать. Если только у японочки нет среди гостей надёжной поддержки. Или это провокация, задуманная повстанцами. Или Зеро…
У него ведь вроде среди Чёрных рыцарей мелькала какая-то девчонка. Тоже с короткими волосами, правда другого цвета. Но волосы можно и перекрасить.
По спине Сарин пробежала дрожь возбуждения от осознания того, что она близка к какой-то очень важной тайне.
«А не подружка ли Зеро Эта?»
Девушка постаралась сделать вид, что леди с короткой стрижкой и вызывающим веером ей ни капли не интересна.
Но та сама вдруг решила проявить к британке интерес, направившись прямиком к ней и задав вопрос, наводящий на мысль о том, что она просто хочет познакомиться.
Понять можно: одной на балу чувствовать себя неуютно. Всё время опасаешься, как бы не нарисовался на горизонте докучливый нежеланный кавалер или кто-нибудь из репортёров.
Сарин замялась, не зная, как ей следует повести разговор. И стоит ли?

0

5

Хотару, изо всех сил стараясь сохранить терпение, ждала ответа. Нарастающее нервное напряжение становилось просто непереносимым. Казалось, что сам воздух в зале наэлектризован настолько, что ещё чуть-чуть - и сверкнут первые молнии.
   Но незнакомка молчала, и Хотару пришла к, в общем-то, очевидному выводу, что индийская красавица не желает иметь ничего общего со странной японкой, возможно, из Сопротивления.
“Ну что ж, это её право” - мысленно вздохнула Ооками, и, не желая показаться навязчивой, развернулась на каблуках и решительно направилась в сторону выхода из танцевального зала. Благо, как раз возле дверей находилась вторая, менее выгодная тактически, точка наблюдения. Что же, придётся довольствоваться и этим… А то, вполне возможно, у знатной молодой индианки найдутся опытные телохранители, которым не составит большого труда решить проблему своей хозяйки в “формате” непрошеной собеседницы…
   Японка, казалось бы, как ни в чём не бывало, шла к своей цели. Но - видимость порой бывает так обманчива… Хотару, с подачи поистине неутомимой Хино-сан, одетая под платьем лишь в ажурные чёрные трусики, с невероятной остротой ощущала зыбкость своего теперешнего положения. При каждом шаге соприкосновение непривычно обнажённой кожи ног с шёлковой тканью платья, рождало в душе юной разведчицы многокрасочную феерию чувств и эмоций. Страх и природное любопытство, жгучий стыд и непривычное возбуждение, ощущение личной ответственности за исход дела и нетерпеливое ожидание чего-то нового, доселе запретного - всё смешалось сейчас в сознании молодой повстанки в один тугой, готовый в любое мгновение взорваться, ком.
   Перед мысленным взором девушки уже мелькали достаточно откровенные и яркие картинки, что станет вытворять с её юным обнажённым телом тот или иной светский лев где-нибудь в укромном уголке этого заведения, попадись последняя из семьи Арисака ему в руки… А если, так сказать, “в процессе веселья” её случайно увидит та молодая индианка? От одной этой мысли у Хотару внезапно похолодело в низу живота…
   Осторожно маневрируя в толпе, молодая воительница то и дело, буквально всем своим существом, ощущала заинтересованные взгляды присутствующих здесь представителей противоположного пола. В этом зале наверняка найдётся немало желающих хорошенько “взнуздать и объездить” молодую и непокорную японскую “кобылку”… И больше всего на свете Хотару боялась сейчас внезапно ощутить на своих красивых, стройных бёдрах или округлых, крепких ягодицах сильную и властную мужскую ладонь… Боялась… Или в глубине души страстно желала, сама ещё пока не сознавая этого?

0

6

Подъездная аллея ---›

Лелуш прошёл дворцовое фойе и поднялся на второй этаж в танцевальный зал, стараясь не задерживаться надолго на одном месте. За ним, точно шлейф, летели слухи, удивлённые и напуганные шепотки. Больше, чем неудачи на личном фронте, и чуть меньше террористов, знатные и богатые персоны Зоны 11, приглашённые на губернаторский бал, боялись скандалов с участием военных и повстанцев. Появление Зеро, пусть даже не настоящего, как раз подходило под понятие такого скандала.
Голоса возмущались дерзкой выходкой, осуждали его поступок, как крайне неразумный и провокационный. Его самого они лишь забавляли. Высказывая неодобрение вслух, больше половины из здесь присутствующих, наверняка, втайне восхищается главой ордена Чёрных рыцарей, а кое-кто может даже завидует. Как предсказуемы люди!
Он хорошо слышал в возбуждённых голосах нотки зависти и обожания. Зеро становился кумиром не только для одиннадцатых, но и для их захватчиков. Он почти не жалел о том, что решился на столь рискованный эксперимент.
Пробираясь по огромному танцевальному залу, по самому краю от круга вальсирующих парочек, Лелуш вдруг заприметил двоих девушек, чей облик не совсем вписывался в окружающие их серые массы. Они не были британками, и не особо стремились на них походить.
Одетая индианкой выглядела, пожалуй, даже более дерзко, нежели он сам. А вторая, хоть и была наряжена на европейский манер, нисколько не соответствовала выбранному образу. Слишком резкая и в то же время неуверенная, как если бы это был первый и единственный бал в её жизни. Чем-то она напоминала Карен.
Вот индианка и поддельная европейка разошлись в разные стороны, толи рассорившись, толи просто предпочтя разделиться. Лелуш не знал и не мог сказать, знакомы ли они между собой или встреча произошла случайно.
Он приблизился к европейке, и на близком расстоянии, уже понял, что имеет дело с чистокровной или хотя бы наполовину японкой. Такие глаза невозможно изменить.
- Привет! Не составишь мне компанию? – он протянул руку в перчатке, приглашая даму на танец.

Отредактировано Lelouch Lamperouge (2016-12-21 12:54:25)

0

7

Сарин не ожидала того, что произошло в скором времени после её осторожного продвижения по танцевальному залу. В зал, сопровождаемый голосами возбуждённой и удивлённой толпы, вошёл человек в костюме Зеро. Кроме того, что он наверняка не женщина и не старик, Сари не могла сказать ничего. Вряд ли это действительно Зеро.
Сколько юная британка слышала разных слухов про этого террориста номер один, но думала, что он, при всех своих смелости и смекалки, не отважится появиться в людном месте без вооружённой поддержки.
В таком случае, если это не Зеро – в смысле, не настоящий Зеро, - то кто? И за какой надобностью решил примерить на себя опасную роль? И почему заинтересовался японкой?
Всё это было очень странно и подозрительно. И потому Сарин стала приглядываться к необычной паре пристальнее. На ум ей приходила мысль о том, что человек в костюме Зеро – повстанец. Так что, кто знает, а вдруг здесь на балу запланирован теракт. Тогда не стоит находиться в месте, потенциально опасном для жизни. Но что-то продолжало удерживать Сарин на месте. Что-то под названием любопытство.
Могло быть и так, что перед глазами молодой британки разворачивается спектакль иного рода, составленный отнюдь не повстанцами, а британскими военными, намеревающимися простым трюком заманить в ловушку одну из боевых подруг Зеро, либо узнать прямо на месте всю необходимую информацию с помощью обмана или угроз.
Если так, то, скорее всего, мужчина в маске и плаще Зеро пригласит японку на танец, чтобы поговорить с ней, не особо привлекая внимания остальных гостей маскарада. И он и впрямь пригласил японку на танец.
Сарин зажмурилась, не веря в происходящее. А потом, когда снова открыла глаза, стала пристально следить за обоими, ещё не решив для себя, как ей следует поступить в том или ином случае, как только истина выплывет наружу.

0

8

Не успела Хотару сделать и полусотни шагов, как внезапно к ней приблизился молодой человек в костюме и маске… Зеро! От столь неожиданного сюрприза сердце девушки забилось, подобно ещё живой, но смертельно раненой, птице.
   - Привет! Не составишь мне компанию? - непринуждённо спросил странный незнакомец, протянув ей тонкую руку, затянутую в перчатку. При этих словах сознание юной японки едва не взорвалось множеством вопросов.
   “Зеро?!! - лихорадочно проносились в голове девушки обрывки путаных мыслей. - Это не может быть Зеро… его тотчас же схватят… Или нет… кто поверит, что глава Японского Сопротивления, вот так, открыто, пожалует на маскарад, устроенный его заклятыми врагами…”.
   Японка молча кивнула, чуть опустив ресницы, и приняла его руку, протянув свою. Предосторожность была явно нелишней, поскольку, несмотря на то, что Хотару умела бегло говорить и даже читать по-английски, неистребимый северояпонский “айнский” акцент, столь нехарактерный для местных “одиннадцатых”, выдал бы девушку с головой. Лучше уж показаться холодной и невежливой, чем… Впрочем, об этом лучше не думать… По крайней мере, сейчас… Итак, меньше говорить, больше слушать… Быть может, после танца “Зеро” напрочь потеряет к “волчонку” всякий интерес… чего, конечно, не скажешь про неё саму… А ещё через минуту они закружились в вальсе, и Хотару, едва умеющая танцевать, старательно следя за тем, как бы не наступить ножкой в неудобной туфельке на собственный подол, и при этом ещё находя время незаметно посматривать по сторонам, была вынуждена с сожалением отложить размышления о своём нежданном кавалере “на потом”. Близость мужчины непривычно кружила голову, и повстанка даже подумала было, что вряд ли сумеет во время танца отследить выход Её Высочества принцессы Корнелии. Впрочем, уже буквально через минуту это стало не так уж и важно… А если точнее, то совсем даже неважно. Все чувства молодой японки сейчас предельно обострились, в горле вдруг пересохло, а где-то в животе разливалась странная, приятная истома. Длинные, тонкие пальцы девушки предательски дрожали, а голова шла кругом. Молодая повстанка прекрасно осознавала, что ещё немного - и её воля будет сломлена, но - увы! - уже практически не имела сил, чтобы хоть как-то с этим бороться…
  “Вот чёрт! - рзздосадованно подумала черноволосая валькирия - сейчас не хватало только влюбиться…”.
   Хотару обречённо опустила свои длинные, красивые ресницы, мечтая сейчас лишь об одном - только бы поскорее закончилась эта пытка… Ещё одного танца с НИМ она уж точно не выдержит…

0

9

Бал, как любое светское мероприятие таких масштабов, представлял прекрасную возможность рискнуть всем ради крупного выигрыша. Как рулетка в казино. Или шахматы.
Он позволял, оставаясь на виду, сохранять инкогнито, дразнить противников, не давая им и шанса поймать себя. Дерзкая игра на грани фола, от которой кровь быстрее бежала по венам.
   Лелуш сам не заметил, как пристрастился к этой игре. Всякий раз его ум требовал всё более сложных задач, а сердце - более острых ощущений. В адреналиновом чаду жизнь становилась ярче, не лишая ясности рассудка.
   Бал неожиданно подкинул Зеро интересную загадку, за которую тот сразу ухватился, как паук собирает нити в единый узор, чтобы сплести паутину, в которую потом угодит муха или бабочка.
   Японка, разряженная в шелка и кисею, смотрелась экзотично. На фоне многочисленных масок она терялась, но опытный глаз легко подмечал, что девушка новенькая в пышном обществе, непривычная к роскоши и большим людским собраниям.
  “Что ей тут делать?”. Он встал в круг танца, взяв протянутую ладонь. Обхватил одной рукой за талию.
   Девушка волновалась - едва заметная дрожь тела передавалась по пальцам. Но Лелуш не знал, чем вызвана её тревога - танцем, кавалером, или чем-то совсем иным.
   Он счёл, что не имеет смысла представляться ей именем Зеро, или любым другим вымышленным именем. Как и нет смысла спрашивать об имени партнёршу - она ведь тоже не скажет ему правды.
   Этот танец - как игра в карты: у него есть краплёные в рукаве, но так ведь и у неё, наверняка, тоже. Вопрос лишь в том, кто первый пропустит замену, и кто поймёт, какой у его противника расклад. Лелуш не особо любил карты, предпочитая шахматы, как более благородный и интеллектуально увлекательный тип игры. К сожалению, тут они не годились. Загадочной японке не подходила роль шахматной фигуры.
  - Давно вы в Японии? Я первый раз вижу вас, хотя такую красавицу сложно не заметить.
   Вопрос, заданный мягким, успокаивающим тоном с ноткой небрежности светского человека, содержал в себе, как минимум, три подвоха - ловушки, подстроенные для получения информации определённого рода. То, что Зеро назвал Японию именно Японией, а не Зоной 11. Реакция даст некоторое представление о том, с кем он имеет дело. Потом упоминание о том, что он впервые видит её - как намёк - где бы они могли пересечься в прошлом. А в дополнение, сказанное прозвучало из уст Зеро, как одна большая провокация.
   Первые три карты сданы. Что предпримет противник?

0

10

В борьбе осторожности и любопытства обычно побеждало последнее. Любопытство - основной двигатель в развитии человечества, и его же тормоз. Толкая человечество на необдуманные  поступки, любопытство то становилось причиной великих, но не всегда полезных открытий, то погружало мир и судьбы в пучины хаоса. Зная о том, Сарин, не лишённая жилки авантюризма, передавшейся ей по наследству от отца с матерью, поддалась искушению, несмотря на существенную угрозу жизни и здоровью, разведать, что связывает незнакомца в маске Зеро и переодетую европейкой японку.
   Если уж британская леди что задумала, её сложно переубедить, тем более, что переубеждать было некому. Горячая восточная кровь требовала немедленных действий. И, как бы Сарин Элизабет Сэймур не было страшно от собственной смелости, она решительно направилась к группе  молодых людей, бездеятельно топтавшихся у окна.
   - Пригласите меня на танец - кокетливо пропела девушка, выцепив из толпы самого управляемого, на её взгляд, больше надеясь на эффект неожиданности и напористость, нежели на женскую красоту и обаяние. Парень растерялся - оно и не мудрено - но вынужден был подчиниться правилам предложенной ему игры.
   Как-то сразу установилось, без обсуждений, договоров и взаимных согласий, что в танце повела Сарин. Их путь по странной “случайности” совпал с путём Зеро и японки - так, что британка с её острым слухом могла слышать чуть ли не каждое слово, произнесённое необычной парочкой, если только те не шептались, склонив головы в интимной близости друг от друга.
   Куда подевался прежний страх, советовавший бежать с этого бала как можно скорее? Азарт настолько увлёк Сарин, что начисто лишил присущего ей холодного подхода там, где особенно требовалась осторожность. Зеро, если только это действительно он, несмотря на высокую и благородную цель освобождения Японии от лап захватчиков, отнюдь не являлся добрым гением во плоти. Он был террористом, для которого человеческая жизнь - разменная монета в игре хитрецов.
Но иногда так хочется выйти за рамки обыденного, и Сарин не была исключением из этого правила. Проснувшаяся в ней авантюристка жадно требовала новых захватывающих ощущений.
Она ещё не успела услышать что-либо интересное и глобальное в коротких диалогах Зеро и его партнёрши, что подогревало интерес. На своего партнёра Сарин обращала лишь ровно столько внимания, сколько необходимо, чтобы он не оттоптал её ноги и не испортил наряд.

0

11

Арисака Хотару, дочь японского офицера и боец Сопротивления, пребывала сейчас в состоянии, весьма близким к полному замешательству. Они с “Зеро” словно ни в чём не бывало, кружились в танце, старательно изображая беззаботную расслабленность, соответствующую атмосфере нынешнего бала. Девушка приняла эту игру, и теперь ей оставалось лишь ждать, что же предпримет противник.
   А тем временем Зеро, или человек, притворяющийся таковым, продолжал свою, пока что непонятную, комбинацию. Мягким, вкрадчивым голосом он осведомился, давно ли его собеседница в Японии, не забыв сообщить, что в первый раз видит свою партнёршу, несмотря на то, что не заметить такую красавицу, по меньшей мере, затруднительно…
  “Япония?! Он сказал - ЯПОНИЯ?!!” - сердце девушки, несмотря на сильнейшее волнение, билось ровно, медленно, глухо, впрочем, как и всегда в минуту смертельной опасности - хотя, что же ещё можно ждать от Зеро? Да и провокатор “при исполнении” вряд ли стал бы употреблять в своей речи термин “Зона Одиннадцать”…
   Хотару тотчас же вся внутренне напряглась, словно волчица, готовая к немедленному прыжку. Но ни один мускул на лице юной японки не дрогнул, а её по-азиатски раскосые чёрные глаза всё так же таинственно сияли из-под длинных, красивых ресниц.
   - Всю свою жизнь - флегматично пожала плечами девушка, отвечая на первую часть вопроса, и даже не пытаясь скрыть свой довольно необычный для этих мест “айнский” акцент и чуть хрипловатый, мелодично-красивый голос. - Я родилась и выросла на острове Хоккайдо, это север Архипелага - она умышленно не назвала свою родину ни Японией, ни “Зоной 11”, чтобы хоть немного сбить своего противника с толку относительно своих политических пристрастий и выиграть время. - И я - вовсе не красавица - тотчас же прибавила девушка, пытаясь сменить столь скользкую тему разговора.-  Вряд ли вы вспомните мою скромную персону уже завтра утром…
   Юная повстанка продолжала мягко и настойчиво провоцировать своего противника. Она должна, нет, просто обязана, во что бы то ни стало узнать тайну “Маски”. Интересы “дела”, неожиданно помноженные на жгучее женское любопытство - эта гремучая смесь, пожалуй, превосходила по притягательности всё, что до сих пор ей доводилось испытывать в своей короткой жизни…
   Хотару, хотя и пропустила первый удар, но, поскольку второго пока что не последовало, изрядным усилием воли сумела взять себя в руки. Теперь же, если “Зеро” вознамерился воспользоваться своим мужским обаянием, то он только зря потеряет время. Вопросы “с подвохом” позволили его противнице вернуть себе утраченное присутствие духа. И теперь, если оппонент всерьёз рассчитывает на то, что для достижения своих целей может в любой момент воспользоваться её, Хотару неопытностью и девичьей доверчивостью, то, похоже, кое-кто уже опоздал. Железо следует ковать, пока оно ещё горячее…
   “Что это? Провокация? Проверка?” - лихорадочно размышляла Ооками. - “Но, если это провокация, тогда всё понятно. Устранение провокатора пока что не является для меня приоритетной задачей. А если проверка, тогда отчего же не сделать вид, что я приняла человека в маске Великого Зеро за переодетого врага? Ведь меня же никто не предупреждал, что на балу появится сам вождь Японского Сопротивления… Значит, одно из двух - или Зеро выполняет здесь какую-то рискованную миссию, не задействовав нашу ударную группу, или же это вовсе не Зеро. В любом случае, я не обязана подчиняться ему. Есть приказ капитана Танаки, и только его следует выполнять. Решено”. И девушка, сделав вид, будто ничего, собственно, и не произошло, продолжала свой танец.
   Неожиданно обнаружилась прекрасная индианка. Она вальсировала с, в общем-то, ничем не примечательным молодым человеком, и Хотару отчего-то испытала лёгкий укол ревности по этому поводу. Японка, помимо своей воли, даже демонстративно отвернулась от новой пары, вызвавшей столь негативную реакцию юной повстанки.
   Итак, нужно поскорее избавиться от партнёра по танцу. Но сделать это так, чтобы не вызвать ненужного внимания окружающих, преимущественно - британцев. А затем - продолжить выполнение боевой задачи. Вот закончится танец - и их с Маской пути вновь разойдутся… По крайней мере, так будет честно. И Хотару, чуть-чуть прищурив левый глаз, выжидающе смотрела на своего противника. Противника, к которому она уже успела было проникнуться изрядной долей симпатии…

+1

12

Лелуш не мог не заметить, что его танец с японской псевдоаристократкой привлёк даже больше внимания, чем он рассчитывал. Девушка в индийском сари, не сводившая с них настороженного взгляда, предприняла смелую, и, по большому счёту, не слишком умную попытку приблизиться. Может быть, её действия были продиктованы желанием услышать что-нибудь значительное и интригующее, ведь в жизни британского высшего общества так мало способов развеять скуку и так много самой скуки. Так что понять её можно. Как и в том случае, если девушка на самом деле секретный агент, или ловко устроившийся на балу в поисках сенсации папарацци.
   Лелуш хмыкнул про себя, и сразу утратил всякий интерес к прыткой особе, сосредоточив всё внимание на танце и партнёрше, взволнованно трепетавшей в его руках. Ещё минуту назад она смотрела на него, почти как на идола, боясь дышать и говорить. Но стоило заговорить ему, и тонкая прозрачная вуаль страсти исчезла без следа, оставив после себя лишь холодный расчёт. Рыбка вовремя забеспокоилась и соскользнула с крючка.
   Лелуш с сожалением улыбнулся упущенной возможности - благо, за маской Зеро этого не было видно.
   “А она не так глупа, как показалась вначале. И определённо знает себе цену”.
   Чем дальше, тем больше японка напоминала ему Карен Стэдтфилд. Её смелость, решительность, неординарный стиль мышления, верность принципам и идеям и прямолинейная жёсткость, с которой она прокладывала путь к своей цели.
   Знать бы ещё, какова цель этой “революционерки”.
Она избегала употреблять в речи название своей страны, чтобы не пришлось выбирать между старым и новым, ловко пользуясь иными ориентирами и обобщающими тех же «острых углов» словами. Придерживаясь традиционной японской дипломатии.
С такой же лёгкостью отмела простенький комплимент в свой адрес, давая понять, что на лесть не поведётся, что прекрасно знает положенное ей место – как и надлежит любой уважающей себя японке.
- Но на балу вы явно впервые, - заметил Зеро, продолжая  кружить партнёршу в танце и не сбиваясь с ритма. Спросить, одна ли она здесь, очень хотелось, но это было бы несвоевременно и подозрительно.
- А насчёт «красавицы» зря вы принижаете свои достоинства. Будь всё иначе, разве заметил я вас среди других дам?
Он надеялся, что последнюю фразу услышит и шпионка в индийском сари. Будет забавно посмотреть, какую реакцию вызовут его слова.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Бал-маскарад » Танцевальный зал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC