Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Джино Вейнберг. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:


WHAT'S GOING ON THE abyssal¿

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » ЕС » 17 квест. Цена дружбы


17 квест. Цена дружбы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/wjf4b.jpg

После того, как отряд одиннадцатых, под руководством командования замка Белого Волка, понеся значительные потери, провалил миссию, Лейла впадает в депрессию. К ней приходит Анна, чтобы переговорить, утешить и вернуть прежний боевой дух.


Порядок отписи:
Artur (Anna Clément), leila Breisgau

Погода и время:
День. На улице тепло, солнечно и небольшой ветерок.
Температура +17.

0

2

В жизни каждого человека случаются минуты триумфа и поражения. Каждому даётся пережить этот опыт. Кто-то «вырастает», кто-то «падает». Далеко не каждому дано пережить эти мгновения без последствий.
Лейла была крепкой телом и духом. Неудача, даже такая болезненная, сопровождавшаяся человеческими жертвами, не могла её сломить. Но, как удар ножа, оставит след на душе.
Надо помочь шраму поскорее зарубцеваться. Принять меры, пока ещё кровоточит.
Анна не знала, что сказать подруге, но чувствовала, что хотя бы молчаливое присутствие может помочь справиться с подступающей депрессией. Эльза сыграла бы не последнюю роль в душевном исцелении, однако вредная кошка, как назло, куда-то запропастилась. А если бы и нашлась, Анна совершенно не представляла себе, как смогла бы взять её на руки, не говоря уже о том, чтобы посадить на колени к Лейле. Животные, особенно кошки и коты, почему-то не жаловали девушку, хотя она не проявляла по отношению к ним никакой агрессии. Ни в мыслях, ни на деле.
Подойдя к кабинету, Анна остановилась, не решаясь сразу зайти. Дверь была приотворена, и не было нужды стучать, спрашивая, можно ли войти. Заглянув в щёлку, Анна не увидела Лейлу за рабочим столом или где-нибудь около. Тогда она осторожно, стараясь зря не шуметь и не беспокоить, открыла дверь.
Лейла стояла, замерев, у самого окна, прильнув к шторе и глядя куда-то вдаль за стекло. Виды, открывающиеся взгляду любого обитателя замка Белого Волка, конечно, не могут не завораживать. Лес и горы в первозданной чистоте и суровой дикости. Они легко настраивают на медитативный лад, способствую погружению в глубины самосознания.
Анна вошла, мягко и тихо двигаясь вдоль стены к подруге, пока не приблизилась и не обняла её за плечи.
- Всё в порядке? – сочувственно спросила она, желая вызвать на откровенный разговор.

0

3

Как вошла Анна, Лейла не услышала. Она была очень тихой, почти незаметной. Как мышка.
   Меньше всего Лейле хотелось сейчас сочувствия и задушевных разговоров. Анной двигали любовь и забота, но… Несвоевременно. Кроме того, девушка не ощущала в себе того, что заслуживает сейчас сочувствия. Люди гибли, и их смерти не могла искупить никакая цель, включая самую благородную и важную.
   Любая жизнь ценна. Если размениваться ими, как валютой, или холодным, жёлтым металлом, какова будет её собственная ценность?
   Развернувшись к Анне лицом, Лейла указала вниз, за окно. Там, у самой кромки леса, поднимался хилый густой дымок. Командующий весьма своеобразным способом праздновал победу.
  - Он счастлив, - произнесла девушка таким голосом, что становилось понятно – она этого счастья не одобряет.
   Счастье, построенное на несчастье других, не может быть настоящим. Оно быстро проходит, как опьянение вином, оставляя после себя неприятное похмелье.
   Наклонившись вперёд и обхватив себя руками, чтобы сдержать нервную дрожь, Лейла посмотрела в сторону рабочего стола, непривычно заваленного документами. Аккуратная до педантичности во всём, что касалось её работы, девушка сегодня была рассеянной и ленивой, похожей на тяжело больного человека, погруженного в себя.
   Наверное, Анна считала так же, коль пришла и вела себя с ней так, будто бы опасалась причинить боль неосторожным словом. Хотя она-то должна знать, что Брэйсгау слеплены не из патоки и глазури, и самого нежного теста.
Вернувшись вновь к созерцанию давящего пейзажа за окном, Лейла опустила вниз руки и облокотилась плечом на стену.
- Вольно или невольно, но я оказываю ему поддержку, подставляя других. Их смерти на моей совести в той же мере… Но больше я не позволю ни ему, ни себе таких жертв.
Она сказала без пылкости, гнева или отчаяния в голосе. Просто и без рисовки. Как говорят о погоде или об общих знакомых.
Анна слышала её слова, но как она отнесётся к ним, не имеет значения. Решение в любом случае принято.

0

4

- Мы не можем изменить политику целого государства.
Анна думала, что правильно угадала течение мыслей подруги. Её задачей, как она считала, было облегчить долю ответственности Лейлы в недавней военной операции и вернуть ей хоть чуть-чуть прежней энергичности и уверенности в себе. Встряхнуть и рассеять набежавшие на солнышко тучи.
Лейла была сердцем крепости. Никакие назначения и «приказы сверху» не могли этого изменить. Почти все, кто находился на базе – из учёных, военных и обслуживающего персонала, - хорошо знали Лейлу и искренне, не по надобности, любили её. Более того, они настолько привыкли представлять, будто Лейла их талисман, защищающий от любых невзгод и приносящий удачу, что мгновенно почувствуют внутренний душевный надлом своего кумира, и сами впадут в греховное уныние, приносящее разлад и хаос в отлаженную, как идеальный механизм, систему.
Что мы без своего солнца? Как полевые цветы, увянем.
Анна сплела пальцы рук, отпуская подругу, и опустила глаза в пол.
- Сегодня сильный ветер и прохладно.
Если смотреть отсюда из окна, то всё выглядит именно так, а точно, какая погода на улице, Анна затруднилась бы ответить. Но ей страшно не хотелось, чтобы Лейла покидала замок. К нежеланию неотвратимой встречи с командующим примешивалась какая-то неясная тревога.
Надо было придумать занятие внутри замка. Говорят, когда человек чем-то очень расстроен, его можно вывести из депрессии каким-нибудь делом, настолько серьёзным или объёмным, что мозгу бы просто не осталось времени на «пережёвывание» неприятных воспоминаний.
- Давай, посмотрим новые найтмары, - предложила Анна. Ничего лучше ей в голову не пришло.

0

5

Анна - хорошая подруга. Она всё сделает для благополучия Лейлы. Фактически, названая сестра. Куда больше, чем просто подруга.
   Она хорошо знает её. Каждую думку предугадывает ещё до того, как та созреет и оформится у неё в мозгу.
   Посмотреть найтмары - мысль стоящая, только немного несвоевременная. Час или два не решат ничего. Тогда, как есть проблемы, которые действительно стоит решить. Ради них она должна встряхнуться, собратья, и заняться реально нужным делом. Сделать так, чтобы трагедия, случившаяся сегодня, больше никогда не повторилась.
   Девушка отошла от окна к письменному столу. Открыла верхний ящик и механически извлекла из него папку с бумагами. На многих листах стояла её подпись, а другие не были заполнены. А что было бы, если бы она оставила их всех пустыми? Ответ был известен - участь “одиннадцатых”, служивших Евросоюзу, решил бы другой человек, и она вряд ли чем отличалась от их нынешней участи. Как Он говорил: естественно умирать тем, кто ходит  бок о бок со смертью.
   Что может сделать бумага? Как исправить совершённое, или предотвратить грядущее? У неё был только один выбор - написать прошение об отставке. Но это не более, чем показатель слабости.
   - Анна, как ты думаешь, значит моё слово что-нибудь?
   Лейла имела в виду не обитателей замка Белого Волка, а верховное командование, которое сейчас находилось в Париже. И которое, за дальностью и отстранённостью от событий, происходящих на границе, было склонно воспринимать бойцов невидимого фронта, как фигуры на шахматной доске. Ценные, и всё-таки фигуры.
   Кому она напишет и о чём? Приёмному отцу? Из кипы бумаг был извлечён чистый белый лист, и положен посередине столешницы. Пододвинув письменные принадлежности поближе, Лейла выбрала любимую авторучку и снова задумалась.
   А может, написать брату?
   “Нет, он не поймёт. Он ещё дальше в понимании реалий армии”. И Лейла быстро набросала несколько строк на имя генерала Малкаль.

0

6

Анна ожидала, что подруга хоть как-то отреагирует на её предложение, но ответа так и не последовало. Вместо этого Лейла села за стол и приготовилась что-то писать. Анне было страшно любопытно, что именно. Однако воспитание не позволяло задать вопрос напрямую. Она молча стояла и со своего места пыталась угадать направление мысли Лейлы. По мнению Анны, Лейла могла писать либо родственникам, либо командованию, поскольку друзей на “большой земле” у неё, скорее всего, не имелось. По крайней мере, Анна не знала таковых. И привыкла к тому, что Лейла почти всегда находится в замке Белого Волка. Как если бы остальной мир за его пределами был не более, чем иллюзией.
   Она даже испугалась, что Лейла, подчиняясь пережитому, и эмоциональному всплеску, решила писать обращение к вышестоящим. Опасения подтвердились, когда подруга задала вопрос.
   Не зная, что ответить, и не решаясь ответить, Анна некоторое время молчала, а потом всё же осторожно спросила:
   - Вы думаете, стоит?
   И тут же усомнилась в правильности своего поведения. Разве станет Лейла отвечать на такой вопрос? При всей их нежной дружбе существовало нечто, куда более важное в глазах Лейлы Малколь - это чувство справедливости. С ним Анна не могла никак соперничать.
   Не зная, что можно противопоставить этой рыцарской щепетильности, она решила сказать правду, то, что думала.
   - Мне кажется, как бы вас ни уважали, ваше слово вряд ли будет принято во внимание.
   А, сказав, прикрыла ладонями рот.
   Ну вот, благодаря ей депрессия у Лейлы усилится. Но, к сожалению, слово - не воробей, и сказанного не воротишь.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » ЕС » 17 квест. Цена дружбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC