Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Джино Вейнберг. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:


WHAT'S GOING ON THE abyssal¿

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Прошлое и Будущее » Потеряшки


Потеряшки

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Будучи детьми, Лелуш и Юфемия однажды заигрались в императорском парке и потерялись
Совсем одни в новом для них мире.


Хронология: задолго до Зеро.

Погода: Ясное небо, тёплый ветер. +17.

Время: летний вечер, сгущающиеся сумерки.

Очерёдность: Юфемия Британская, Лелуш Британский.

+1

2

- Раз-два-три-четыре-пять…

Крепко зажмурившись, Юфи стояла у дерева, прижавшись к нему лбом и для верности закрывая глаза ладошкой. Лелуш должен был спрятаться, едва она досчитает до двадцати – так было условлено, к тому же, считать обоим было слишком скучно, гораздо веселее бегать друг за другом и искать, а счета им хватало на уроках.

К счастью, уроки кончились, и императорский двор погрузился в приятные теплые сумерки. За детьми никто не наблюдал – служанка на этот раз попалась довольно легкомысленная и почти сразу оставила маленьких принца и принцессу в одиночестве, но это мало волновало как Лулу, так и Юфи, и даже, наоборот, радовало. Они тут же углубились в парк и решили поиграть в прятки, так как обстановка ужасно к этому располагала: множество деревьев, кустов, запутанных аллей…

- Восемнадцать, девятнадцать, двадцать!

Последнее число было произнесено с истинно королевской гордостью, и Юфи отняла ладошку от лица, оборачиваясь вокруг в поисках брата. Лулу всегда прятался очень хорошо, а вот Юфемии редко удавалось найти укрытие, где ее никто не найдет, поэтому они даже не устраивали игру в считалку, кто прячется, а кто ищет; и так было понятно, как интереснее для обоих.

Юфи пошла вперед, заглядывая за каждый куст и придерживая длинную юбку, чтобы не порвать новое платье о ветки.

- Я иду иска-а-ать, - пропела она, покружившись на месте, как в танце, и побежала вглубь парка, рассчитав, что вряд ли хитрый Лелуш спрятался где-то близко.

+1

3

Из всех подвижных игр, любимых детьми его возраста любого сословия и любой нации, Лелуш признавал только прятки, по той простой причине, что они заставляли думать, а не бегать и прыгать. Хотя обычным детским шалостям времени находилось не так, чтобы очень, все возможные места укрытия в огромном императорском парке были уже давно известны, и находить новые представляло большую проблему.
Тем интереснее была игра, в которой адреналин иной раз расходовался сильнее, чем в самой сложной шахматной партии. Особая привлекательность пряток перед многими другими интеллектуальными состязаниями заключалась в том, что ты не просто руководил процессом, а сам в нём участвовал. Непозволительная роскошь для отпрысков британской императорской семьи.
Может, поэтому Шнайзель, всегда предпочитавший беспроигрышные предприятия, никогда не принимал участия в этой игре.
Юфемия считала громко и отчётливо. Её звонкий голос далеко разносился от того места, где она выжидала положенное время прежде чем отправиться на поиски.
Так куда же спрятаться?
Мальчик огляделся по сторонам, прикидывая куда податься. У него была хорошая визуальная память, позволявшая мысленно считывать все прежние посещения парка, как одну огромную детально проработанную карту, на которой уже были нанесены отметки с прежними укрытиями и местами, обозначенными знаком вопроса, поскольку Лелуш не до конца был уверен в их надёжности и сообразности в качестве новых.
Ни одно из них не подходило ему.
В парке росло много раскидистых деревьев, но юный принц не любил карабкаться, а прятаться среди толстых корней, высоко выступающих из земли, почему-то находил ниже своего достоинства, как слишком простое и грязное.
Время заканчивалось, а он углублялся всё дальше в парк, туда, где ещё, оказывается, он ни разу не был. Запущенная недружелюбная территория, привлекательная своей новизной.
Лелуш так увлёкся её изучением, что чуть не забыл о первоначальной цели. Он спустился в низину, где журчал широко разлившийся в траве ручей и прошёл несколько шагов по его руслу, смывая следы, чтобы потом быстро нырнуть в густой орешник.
За орешником обнаружилась кованная ограда, ещё спуск – уже к настоящей речке, примерно в полметра глубиной по оценке на глаз. А у склона в одном месте обнаружилось (правда не сразу) такое удобное углубление в земле, обложенное по сторонам камнями. Маленький грот, образованный камнями и дождевыми оползнями.
Туда-то Лелуш и спрятался, прикрывшись сверху ветками и листвой.

+1

4

Юфи знала точно: в кустах Лулу не спрячется. Они играли в прятки много раз, и чуткая принцесса поняла, что брату не нравится пачкать одежду, так что она даже не пыталась заглядывать за кусты или древесные корни, просто проходя мимо. Длинная юбка мешала, в ней особенно не побегаешь, к тому же…

Треск ткани раздался неожиданно. Девочка остановилась на месте, как вкопанная, рассматривая то, что произошло, а именно – разорванный подол платья, которым она зацепилась за один из кустов.

Корнелия точно будет ворчать, что Юфи неаккуратная, но… уже ничего не поделаешь, и стоять у куста – совершенно глупо, так что принцесса просто разорвала платье окончательно, и почувствовала облегчение от того, что юбка стала намного короче. Сложив оторванную ткань под деревом, Юфи виновато улыбнулась неизвестно чему, и побежала дальше искать брата. Конечно, в такой ситуации маленькой принцессе положено разреветься, затопать ножками и ждать, пока ее саму найдут и утешат, прижав к теплой груди, но Юфемии было абсолютно не жалко платья, а игра увлекала ее.

В обычных местах, где мог бы спрятаться мальчик возраста и комплекции Лелуша, брат не находился. Юфи так же знала, что на дерево он не полезет – сколько раз уже отказывался, но наверх на всякий случай поглядывала. Лелуш – это Лелуш, он всегда преподносил сюрпризы. Девочка даже обыскала ближайшие кусты, но вскоре поняла, что, скорее всего, Лулу углубился в парк. Значит, и ей следует поступить так же!

Юфи просто шла вперед, осматриваясь по сторонам и следя за тем, чтобы не упасть – она совсем не хотела разбить колено, а корней, о которых можно споткнуться, тут было множество.

Так маленькая принцесса дошла до территории парка, в которую никогда еще не заходила. Сначала ей это понравилось, но потом, когда Юфи поняла, что не знает, как вернуться назад, ей стало страшно. А вдруг она потеряется, как в той сказке, что им читала на ночь Саеко? А вдруг ее съедят волки или людоеды из тех же сказок? А вдруг она больше никогда не увидит маму и Корнелию?

- Лулу! – отчаянно позвала Юфи, испугавшись собственного голоса, - Лулу! Где ты? Я не могу тебя найти!

Она покрутилась на месте, пытаясь найти тропинку, по которой можно вернуться домой, но не преуспела в этом.

- Лулу, я сдаю-ю-юсь!

+1

5

Ожидание затягивалось. Оно и понятно – Юфемии ещё надо было сориентироваться, в какую сторону идти. И коли уж он сам не сразу определился с выбором направления, то Юфи подавно потребуется больше времени на принятие решения.
Всё, что имело смысл обдумать в тишине и покое, было обдумано. Фантазии, которые всегда сопутствуют жизни маленького ребёнка, исчерпали себя. Даже простое наблюдение за вечно бегущими по небу облаками не спасало от скуки.
Лелуш привык в прятках, да и в любом другом деле, делать расчёт на время: сколько потребуется ему самому, сколько потом – Юфи. Он устанавливал по внутренним часам отсчёт секунд и минут, делая поправку на нетерпение. Чувства говорили, что пора бы Юфи показаться, однако ни одного звука, который мог бы выдать её приближение, так и не прозвучало.
Конечно, Юфи, наверное, сложно придётся – спускаться в низину с её-то юбками. Скорей всего, по этой же причине произошла задержка. Лелуш, хотя и вспоминал о необходимости сохранять чистоту и целостность своего костюма, данную проблему видел только в приложении к сводной сестре. Женские наряды при британском императорском дворе такие неуклюжие, громоздкие. Одним видом они вызывают страх – что будет, если нечаянно порвать подол или оторвать атласную ленту?
У Юфи точно будут проблемы. И эти проблемы будут из-за него.
Мальчик неловко поёрзал в каменном убежище, едва не обнаружив себя и лишь в последний момент вспомнив, что надо лежать тихо и незаметно. Он чуть не испортил игру.
Какое счастье, что за шелестом травы, веток и листьев под его руками наконец послышался знакомый голос, идущий издалека, но приближающийся с каждым шагом Юфемии. Лулуш тотчас замер, боясь шелохнуться, хотя сестра никак не увидела бы его сверху, а спускаться к реке она пока не спешила. Он тоже не видел её и мог только догадываться о её передвижениях. Странно было, что к звуку голоса и хрусту травяной подстилки под ногами не примешивался шорох от подола платья принцессы. Подоткнула она его или оторвала совсем? Придерживать одной рукой мало, а другая рука нужна свободной – чтобы отводить от лица ветки или балансировать. В любом случае, для Юфи сегодняшнее состязание – целое испытание на прочность. Принцессы созданы, чтобы бегать по ровным расчищенным дорожкам парка, а не буеракам его заброшенной части.
Мальчик хихикнул в кулак, представляя себе растерянное и смущённое выражение сводной сестры, заблудившейся среди высоких и толстых елей и дубов. Он не торопился покидать укрытие и заканчивать игру. Даже тогда, когда Юфемия произнесла заветное слово "сдаюсь". Он хотел ещё выждать, совсем немного, чтобы триумф был значимее и весомее.

+1

6

Все мальчишки такие противные! Ну почему он не показался сразу, как только Юфи сказала, что сдается? Ну почему его здесь нет? Ну почему Лулу…

Юфи застыла на месте, пораженная внезапной догадкой. Они зашли в парк слишком далеко. Возможно… возможно, страшные истории прислуги, над которыми смеялись Кловис и Шнайзель, были не такими уж и выдуманными. Во всяком случае, сейчас, когда маленькая принцесса оказалась в полном одиночестве среди настоящего леса, сказки стали казаться ей намного правдивее, чем в просторной освещенной детской, в компании братьев и сестер. Вдруг Лелуша утащил злой волк? Или людоед? Или леший, которому не нравится вторжение в его лесные владения?

Юфи стало страшно, она перестала смотреть под ноги, быстро побежала вперед в надежде найти и спасти брата (хотя ей с трудом представлялось, как она это сделает), и, естественно, запнулась о древесный корень. Неудачно приземлившись, принцесса ободрала коленку.

Она коротко вскрикнула от боли, но до сих пор не расплакалась. Даже сейчас, считая себя навсегда потерявшейся в лесу и успев мысленно попрощаться с любимым братом, Юфемия не теряла присутствия духа. Девочке верилось в то, что, едва она заплачет и позовет Корнелию, сестра тут же появится. Не может не появиться. Но этот сказочный шанс она приберегала на потом.

Встав с земли и отряхнув остатки платья, Юфи посмотрела на свою коленку, где красовалась большая ссадина, уже запачканная землей. Юфи всегда боялась крови, а из ссадины сочилась алая жидкость, так что маленькой принцессе стало немного дурно. Но она одернула себя – надо быть сильной, особенно когда твой брат в плену у людоеда.

- Лулу, - тихо и обреченно шепнула Юфемия, продолжая продвигаться вглубь леса, пока не наткнулась на речушку, и, так как вода в ней выглядела чистой, девочка решила промыть свою рану. Забинтовать потом можно еще одним лоскутом платья.

Спустившись к реке, Юфи представляла собою то еще зрелище. В длинных заплетенных волосах запутались веточки, так как она цеплялась прической за кусты, щека была перепачкана, платье безнадежно изорвано и в пятнах от земли, а на колене и вовсе – кровоточащая рана. Однако принцесса была поразительно спокойна. Как ни странно, но, оказавшись в действительно экстремальной для ребенка ситуации, Юфи быстро сориентировалась.

+1

7

Лелуш, в принципе, не был таким уж плохим парнем. Просто его эгоцентрическое “я” часто одерживало верх над бескорыстными порывами души, и свои интересы всегда стояли над интересами других людей.
   Это проявлялось во всём, начиная от глобальных жизненных установок, заканчивая будничными мелочами навроде дележа лучшего места, игрушек или еды. Глупо, но характер воспитывается с детских лет. Привычки, взлелеянные образом жизни, наследственные черты… Марианна, хоть и не принадлежала к числу благородных, отличалась гордым, независимым нравом. Дети пошли в мать. Особенно Лелуш.
   У них с Юфи были добрые дружеские отношения - чего сложно ожидать от любого из представителей правящей династии одной из самых больших империй в мире. Так что на окрики любимой сводной сестры, он мог бы откликнуться сразу - как только она сказала “сдаюсь”, но Лелушу требовалась полная, неопровержимая победа.
   Если бы он только знал, в каком печальном состоянии находится Юфемия. Как жалко выглядит после злоключений по буреломам, канавам и кустам. Светское воспитание не готовило леди к такого рода испытаниям.
   Мальчикам было проще. Хотя бы по части одежды…
   Лелуш слышал, как Юфи спустилась к реке. Но она больше не звала его, и немного уязвлённый и заинтересованный, почему так произошло, принц выбрался из укрытия.
   Он не поверил своим глазам, когда увидел. За несколько минут сестра изменилась почти до неузнаваемости. Красивые, длинные волосы висели грязными, неряшливыми колтунами. Вся она была перемазана травяным соком и землёй. А платье превратилось в нищенские обноски.
   Принцесса стала Золушкой. И без волшебства.
   - Юфи, - окликнул Лелуш неуверенно, чувствуя себя виноватым.
   Что в таких случаях полагается делать? Подходящие примеры могли быть взяты разве что из кино. Следуя им, он приблизился к сестре на расстояние вытянутой руки, снял с плечей белый, уже немного испачканный пиджак и накинул ей на плечи.
   - Ну, не переживай. Я здесь.
   Лелушу было невдомёк, какие бездны отчаяния пережила впечатлительная Юфемия, пока искала его и не могла никак найти. У него было хорошее воображение, но за Юфиным ему было просто не угнатся. Причина крылась в некоторой прагматичности суждений, не свойственной его возрасту. Он не верил в существование сказочных монстров и великанов. Точно так же не верил в добрых волшебников, предпочитая во всём полагаться только на себя.
  - Как тебя так угораздило? - раздумчиво произнёс мальчик, поглядев на сестринские коленки.

+1

8

- Лулу! – радостно воскликнула Юфи. Все ее страхи тут же пропали, и великаны, людоеды и волки, которых она рисовала в своем воображении, тоже исчезли. Теперь она была не одна, и даже если ее коленка неприятно щипала, все равно маленькой принцессе не было страшно. Она привыкла полагаться не только на Корнелию, но и на братьев, каждый из которых по-своему защищал ее, как и маленькую Наннали, и присутствие Лелуша вернуло ей смелость, а его пиджак приятно согрел плечи девочки.

- Почему ты не отзывался? – наконец вспомнила Юфемия, тут же демонстративно обижаясь, - я думала, тебя утащил великан! Помнишь, леди Сусанна рассказывала нам…

Принцесса осеклась, потому что ей самой показались глупыми свои слова, а еще большей глупостью было то, что она поверила в эту страшную сказку. Не бывает ни великанов, ни людоедов, а волки тут не водятся.

- Я споткнулась, - Юфи опустила взгляд на свою коленку и охнула, потому что ссадина выглядела довольно плохо, - мне не больно! – поспешила она заверить брата, - но надо промыть. Или лучше вернуться домой. Я хочу домой. Скоро ужин… нас хватятся…

Вспомнив о вкусном горячем ужине и теплой светлой детской, Юфемия едва не расплакалась от горя, потому что не знала, как вернуться домой. Но она прикусила губку и упрямо решила, что плакать не будет, потому что все мальчишки противные и Лулу может начать ее дразнить. Впрочем, на глазах принцессы все же выступили слезы, которые сдержать она была не в состоянии.

+1

9

Лелуш пребывал в некотором замешательстве, объяснимом разве что проснувшимся в нём чувстве вины. Словам Юфи о великанах мальчик не придал большого значения. Он был прагматиком до мозга костей, тогда как сестра была неисправимой идеалисткой, так что фантазии разного рода, распространяемые старшими, крепко застревали у неё в голове, трансформируясь и приобретая новые черты в зависимости от событий, имевших место в реальности. Так если великаны вымышленные, насколько в действительности велико чувство вины? Или всё - игра?
   Несмотря на то, что Лелушу претило любое враньё, носить маски ему удавалось убедительнее и легче, чем другим принцам и принцессам. Он уступал разве что брату Шнайзелю, да и то можно было при желании объяснить разницей в возрасте.
Само собой получилось представить жалость и сочувствие к смешным «бедкам» сводной сестры тогда как реально он испытывал просто досаду, ведь игры, по сути не получилось, и победа ушла из рук.
   Юфемия стояла перед ним такая жалкая, потрёпанная, почти несчастная. Она сейчас совсем не походила на британскую принцессу, которой полагалось быть твёрже стали и крепче камня. Она не могла быть победителем - а значит, не могла быть побеждённой.
   - Прости, - зачем-то на автомате произнёс Лелуш, скорее обращаясь к себе, чем к сестре.
Юфи призналась в своих беспочвенных страхах. Вполне вероятно, что всего минуту назад они представали в воображении далеко не беспочвенными. Ну да, если не брать в расчёт редкие моменты, когда девочка проявляла завидное упорство в отстаивании собственного мнения, Юфи была, как мягкая глина - бери и лепи, что хочешь. Податливая, неконфликтная натура. Такой её привык видеть Лелуш. Понятно, почему она растерялась и запереживала - она осталась совсем одна, без подсказчиков и руководителей, и без защитников.
   - Я не слышал, - отчасти соврал Лелуш.
   Убедительнее от того, что он сам верил в то, что говорил - свойство, присущее больше женщинам, чем мужчинам.
  - Сусанна много чего рассказывала, но ты ведь не веришь всему, что говорят?
   Юфи предложила возвращаться. Понятное дело: она устала, исцарапана, и, похоже, голодна. Волнения усиливают голод, особенно, если ты юн, очень юн, и тратил массу энергии.
  - Хорошо, возвращаемся.
   Он пока ещё был уверен, что знает, куда возвращаться, хотя уже потерял направление и забыл тот путь, которым пришёл к реке.

+1

10

- Не верю я ни во что, - надулась Юфи, понимая, насколько была глупой. Все великаны в ее воображении тоже надули щеки и удалились в свои пещеры, бессильно лязгая зубами. Лелуш никогда не верил в сказки, в отличие от нее. Впрочем, в сказки верили только Наннали и Юфи, одна – в силу своего нежного возраста, а другая – по причине мечтательной и романтической натуры. Юфи знала, что может и сама сочинить сказку про великана, и все же верила россказням Сусанны, наверное, потому, что они были красивыми и реалистичными. Героям сказок Сусанны хотелось сочувствовать, их хотелось обожать и ненавидеть, и все они были как живые.

Маленькая принцесса довольно улыбнулась, услышав извинения брата, кивнула головой, принимая их, совсем как учили.

- Возвращаемся! – просияла Юфи, - на десерт обещали тирамису!

Она привычным жестом попыталась подобрать юбку и только сейчас поняла, что платье не только изорвано, но и испачкано, и если его еще можно было бы постирать, то как залатать тонкую ткань? Личико девочки исказилось в гримаске страдания. Она любила свои платья. И это тоже было таким хорошим…

Ну вот почему противный Лулу спрятался так далеко?!

С вполне логичным гневом девочка уставилась на Лелуша.

- Ты обязательно хочешь всегда выпендриваться? – словечко, подцепленное от горничной, пригодилось кстати, - ты не мог спрятаться ближе? Может, тебе не жалко своей одежды, а мне свою – жалко!

Юфи печально отпустила край платья, утерла нос и решительным шагом направилась вперед, не дожидаясь брата. Она может вернуться домой и одна. Она так и сделает! Она вернется одна, а его пусть крадут великаны, сам виноват!

Остановившись на развилке тропинок, принцесса вдруг поняла, что не помнит, по какой именно шла. Ей казалось, что по обеим – она помнила и куст боярышника слева, и полянку фиалок справа. Так куда же?

Юфи обернулась на Лелуша, забывая о своей гордости.

- Лулу, я не помню, откуда я пришла!

+1

11

Что Юфемия находила в тирамису? Лакомство девчонок, думал Лелуш, предпочитавший совсем иные сладости, отчего пристрастия других людей ему казались глупыми и невежественными.
   Но, проголодавшись, юный принц должен был признаться себе, что не отказался бы сейчас не только от тирамису, но и от ненавистного морковного сока или гусиной печени, хотя и то, и то, по его мнению, была редкая гадость.
   Но, вот незадача, он был вынужден признаться себе, что забыл, какой дорогой пришёл сюда. Куда ни посмотри - перед ним одинаково ухабисто - холмистый пейзаж. Единственное место, куда точно ещё не ступала его нога, - это противоположный берег реки, если полноводный ручей в низине вообще можно назвать рекой. В остальном, вперёд и назад, влево и вправо - не играло значения. Всюду глаз мальчика видел одно и то же, не в состоянии вычленить хоть какую-нибудь деталь, которая помогла бы определиться с направлением.
   Он закусил губу в раздражении и нахмурил брови. У девочек с ощущением местонахождения вроде как должно быть получше. Хотя, кто знает. Юфемия, на его взгляд, была слишком поверхностна, чтобы задумываться о таких вещах, как “указатели пути”. Разве что пойти по следам и сломанным веточкам? Хорошей идее не нашлось продолжения, так как очень скоро Лелуш убедился, как сильно они вдвоём со сводной сестрой успели тут натоптать.
   Не считая густой короткой травы, что росла в низине в избытке, и отлично маскировала любые отпечатки, вблизи не имелось ни одного камня, ни одного кустика, ни одного цветка, имевших индивидуальность, по которым можно было делать отметки, как если бы то была чудесная нить Ариадны.
Но не мог же принц признаться, что он заблудился и утратил направление. Сделав вид, что всё в порядке, и он хорошо знает, что делать дальше, Лелуш указал пальцем в ту сторону, на которую был направлен его взгляд.
- Нам туда, - безапелляционно произнёс он с уверенностью, которой не ощущал.
И чтобы Юфемия не заподозрила его в нечестности, пошёл вперёд. Он надеялся по пути обнаружить или вспомнить какие-нибудь ориентиры, и незаметно выйти на правильную тропу. А там они без проблем доберутся до дворца – здание большое, ему не спрятаться в густой траве.
- Ты такая глупая, - фыркнул он, оборачиваясь и подавая сестре руку, чтобы ей было легче подняться в её платье на возвышенность. – И я не выпендриваюсь. Я хорошо прячусь.
Хотя в глубине души маленькая птичка по прозванию совесть тюкнула его клювом, напоминая, что он нагло врёт.

+1

12

Юфемия всегда была ведомым человеком. С детства она привыкла следовать за сильной и независимой сестрой, да и братья у нее всегда знали, что делают – а что Юфи? Юфи так и оставалась маленькой доверчивой девочкой, бесконечно полагающейся на сильных родственников. Вот и сейчас в уверенности Лелуша принцесса не усомнилась, лишь поражаясь, как чудесно брат ориентируется на местности.

Впрочем, на «глупая», обиженно фыркнула, но руку подала, и даже не потому, что нуждалась в помощи, а по дурацкой придворной привычке. Вскарабкалась следом за братом на холм, осмотрелась, ничего нового не увидела. Да и зачем, если Лелуш точно знает, куда идти? Юфи, полагаясь на брата, даже не пыталась запомнить местность, ведь он так уверенно шагал! Девочка пристроилась чуть позади, благо, платье испортить уже не боялась, потому что куда дальше. Придется пустить на тряпки. Ничего, ей купят новое, такое же красивое.

«Если будет кому покупать», - шевельнулась в голове совершенно непрошеная мысль.

Конечно же, они сейчас вернутся домой! Они не могут не вернуться домой! А дома – горячее какао, и книги с картинками, и тирамису на десерт, и Корнелия, которой можно поплакаться в плечо о том, как она, Юфи, испугалась великанов…

Но принц и принцесса шли уже довольно давно, а замка так и не видели. Более того – деревья вокруг становились все выше, а освещение – мрачнее. Естественно, потому, что густая листва чащи закрывала землю от солнца, но Юфемия на миг подумала, будто вокруг них сгущается некая волшебная тьма.

- Лулу, - осторожно подала голос девочка, - а куда мы идем?

Она не хотела мешать брату искать дорогу домой, но теперь засомневалась в его компетентности, как следопыта.

+1

13

Чем дальше в лес, тем больше волки. Уже сам Лелуш начинал сомневаться, так ли уж сказочны великаны, о которых любила травить побасёнки престарелая леди. Парк вокруг совершенно сказочным образом начал превращаться в самый настоящий таёжный лес, виденный им на картинках в книгах. Попытавшись обмануть доверчивую Юфи и незаметно вернуться к исходной очке, он заплутал окончательно.
   Эти деревья были похожи одно на другое, и стояли слишком густо. А опознавательные знаки, на которые мальчик втайне надеялся, так и не появлялись. О таких вещах, как определение сторон света по мхам и лишайникам, и прочих премудростях, он, конечно, слышал краем уха, но уж точно в этом не разбирался. А зачем? Разве может заблудиться британский принц? И, естественно, он не знал, в какой стороне относительно частей света расположен императорский дворец: Север, Юг, Запад или Восток? Маленькому человечку снизу, из чащи леса, не видно.
   Он шёл по наитию, надеясь, что кривая, если не выведет его к знакомым местам, то хотя бы не заведёт в самую чащу. Как показал первый опыт блуждания впотьмах, лучше знать наверняка, не полагаясь на волю случая. Ещё две таких бессмысленных петли, и Юфемия догадается, что её самоуверенный провожатый на самом деле знает не больше неё.
И вот она уже спросила, а он предпочёл проигнорировать её вопрос. Упрямец продолжал изображать из себя опытного лесничего, хотя в глубине души уже почти отчаялся и очень хотел расплакаться от жалости к себе и ненависти к окружающему миру, не желавшему подстраиваться под его собственные желания и ожидания.
   Клюнув, как глупая рыбка в садке на дармовую наживку, на просвет, обозначившийся между деревьями, мальчик что было сил устремился туда, едва не забыв про сестру, оставленную позади, и уже порядком утомившуюся от блужданий в огромном парке.
   Однако, каково было удивление маленького Лелуша, когда, вместо дворца и площадки для игр, увидел крутой склон, окружённый высокой оградой с прорехой в середине, и вид на вечерний город, расцвеченный огнями. Там, внизу, начиналась жизнь, которой он не знал, и пока ещё не имел о ней хоть какого-либо представления.
   Впору поверить в сказки про волшебные королевства и перемещения между мирами… Мальчик запоздало вспомнил про спутницу.
   - Юфи, - позвал он. - Смотри, что я нашёл.

+1

14

У Юфи болели ноги, она устала идти и была близка к тому, чтобы начать ныть и капризничать. Проблема была только в том, что одно дело – ныть, когда рядом взрослые, которые вытрут нос, мягко пожурят и погладят по головке, и совсем другое – когда рядом только сводный брат, а он точно Юфемию утешать не станет.  Мальчишки – такие противные! – в который раз за сегодня подумалось маленькой принцессе. Заодно кольнула ревность: если бы на ее, Юфи, месте была Наннали, Лелуш бы с ног сбился, отыскивая дорогу домой и утешая сестренку попеременно. Но, если честно, окажись Наннали на месте Лелуша – Юфи делала бы для нее то же самое. Наннали любили все. Наннали невозможно было не любить – маленький светлый ребенок. Юфи лишь надеялась, что еще сможет увидеть сестер и братьев.

На ее робкий вопрос ответа не последовало. Брат засопел и двинулся вперед еще решительнее, так, что Юфи показалось, что он вообще забыл о ее существовании, и девочке пришлось ускориться, придерживая руками оборки разорванного платья, которое мешало, несмотря на то, что большую его часть принцесса пустила на бинт для разбитой коленки.

К слову, коленка до сих пор дергала болью.

Юфи закусила губку и напомнила себе, что она – британская принцесса. Принцессы не плачут, не ноют и не капризничают. Тем более – разве она забыла? – она не одна. С ней Лулу, а Лулу – умный, и он обязательно что-нибудь придумает.

Юфи с легкостью переложила ответственность за ситуацию на плечи брата, отводя себе роль жертвы обстоятельств. И почти побежала, чтобы нагнать Лелуша, который уже далеко отошел от девочки, и она видела только его затылок.

- Ах! – только и могла произнести маленькая принцесса, выходя следом за братом к склону, откуда простирался вид на ночную столицу. Столько огней… столько цветов… шум машин… Так красиво!

Юфи осторожно и бесстрашно подошла к самому краю склона, раскинула руки в стороны и полной грудью вдохнула воздух нового для себя мира. Порыв ветра растрепал ее волосы и обрывки платья, принес с собой горький аромат бензина и женских духов; естественно, для Юфемии этот запах был новым, и потому – чудесным.

Однако этот вид на город значил, что от дома они удалились очень далеко. На самом деле далеко – и где-то с ума сходит Корнелия, и где-то ищет братика Наннали, и где-то с ног сбились служанки, которых точно накажут, если с детьми императора что-то случится…

Но Юфи не думала ни о чем, кроме того, что она такая маленькая, а мир – такой большой, и сейчас этот мир лежит под ее ногами.

- Как красиво… - прошептала завороженная принцесса.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Прошлое и Будущее » Потеряшки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC