Разоблачение ему не грозило, ведь бал-маскарад тем и хорош, что каждый примеряет на себя чужую личину. Невозможно догадаться, кто есть кто. А если потребуют снять маску, то пускай – в том, чтобы примерить образ главного преступника Зоны 11, нет ничего криминального.
Разве что он подвёл ожидания Милли, надеявшуюся увидеть Зорро, а не Зеро. Но президент хорошо знала своего заместителя. Сомнительно, что ему удастся удивить её...

Читать дальше

Code Geass: Castling

Объявление

Доска почёта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 10 квест. Девочки


10 квест. Девочки

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/t/njOeU.jpg

Сарин, вернувшись в академию, упросила Милли помочь с адаптацией новенькой - Хотару. Девушки поставили себе задачу сделать из юной повстанки настоящую аристократку и студентку академии: начиная от одежды и манер до сочинённой семейной легенды, не подозревая, что на территорию учебного заведения проник один из старых боевых товарищей Арисаки, который может опознать её, если увидит.


Порядок отписи:
Sarin Saymour, Arisaka Hotaru, Milly Ashford

Погода и время:
Утро. На улице тепло, солнечно и небольшой ветерок.
Температура +15.

0

2

Сарин удивительно легко и с энтузиазмом приняла новую игру, которая обещала остроту ощущений, риск и ещё большую награду. Это был её моральный долг и способ вырваться из золотой клетки, в которой девушка пребывала долгие годы до сего дня.
Один шаг был уже сделан, после того, как юная британка попала в плен к повстанцам Зоны 11.  Она пережила минуты страха и отчаяния, угрызения совести и отчаянную жажду свободы. А сейчас она несла ответственность за неожиданную подругу, доверившую ей свою жизнь и честь.
Риск? Да если бы отец узнал, что Сарин скрывает в Академии японскую террористку, он пришёл бы в такую ярость, что даже трудно себе вообразить. Девушка прекрасно понимала почему. Ведь она рисковала не меньше Хотару, укрывая последнюю у себя. Кто знает, как посмотрят на пособничество одиннадцатой британские военные.
Милли Эшфорд, похоже, о таком и вовсе не думала. Но может, она была ещё легкомысленнее, чем Сарин думала до сих пор? Наверное, это потому, что Милли не пережила того, что довелось пережить ей…
Британка хорошо помнила свой побег из лагеря повстанцев. Помнила, как Ооками вывела её и телохранителя за периметр, предупредив, что будет лгать. Но даже предупреждённая, Сарин оказалась не готова к тому, о чём заговорила с охраной повстанка. Она представила воочию, что если Хотару лгала на самом деле ей, и жизнь потребует от неё испытания куда более жестокого, чем просто содержание под стражей в качестве заложницы.
Ооками могла быть просто жуткой, если захочет. Хорошо, что говоря о дружеском расположении к пленнице, она была искренней.
Именно поэтому ещё Сарин просто обязана приложить все усилия, чтобы помочь подруге теперь, когда они в некотором роде поменялись ролями.
Пока она предоставила поле деятельности Милли Эшфорд. Глава студсовета очень даже неплохо разбиралась в «женских тряпках». Лучше неё. Да и по статусу хозяйки и принимающей стороны с неё в некотором роде причиталось. Сарин, набравшись смелости, посвятила шебутную блондинку в их с Хотару маленькую тайну, и с облегчением убедилась, что её предположения насчёт Милли полностью подтвердились.
Сейчас все трое находились в здании студсовета, в личной миллинной гардеробной на первом этаже. Сарин выступала в роли оценивающего наблюдателя и моральной поддержки Ооками. Она прекрасно понимала, насколько тяжело подруге приспособиться к новой роли и новым правилам. Она сама пережила подобный культурный шок, когда прибыла из Индии в Британскую Империю. Но отступать от задуманного было уже поздно. Чем скорее Хотару преобразится, тем безопаснее будет для них обеих.

0

3

Ооками, которая всё же Хотару, пребывала сейчас на пороге растерянности, граничащей с замешательством. Похоже, Сарин вознамерилась выполнить свою часть договора в максимально возможном объёме… Молодая британка уже успела познакомить свою подопечную с Милли Эшфорд, главой Студенческого Совета, и посвятить некоронованную королеву Академии в подробности своего побега, а также в их с Ооками маленькую тайну…
   Видимо, чтобы убедить главу Студенческого Совета, Сарин попросила подругу продемонстрировать свой “инструментарий”. Хотару, в свою очередь, ловким жестом заправской фокусницы извлекла и эффектно продемонстрировала оба “глока”.
   - Кстати, об оружии - японка вопросительно посмотрела на мисс Сеймур. - Когда самурай побеждён, он обязан торжественно вручить победителю свой меч. Кому я должна отдать пистолеты?
      Затем Сарин привела подругу в помещение, по всей видимости, являвшееся личной гардеробной главы Студенческого Совета, и препоручила заботам Милли. Весьма сомнительным заботам, по мнению самой японки… Теперь они стояли посреди большой комнаты. Ооками - Хотару не знала, куда себя девать от смущения. Сердце девушки от волнения билось глухо, неровно, тревожно… Хотару окинула быстрым, оценивающим взглядом свои ноги, до сих пор облачённые, по случаю побега, в чёрные мужские джинсы. Похоже, сейчас её попросят раздеться… И, что хуже всего, это произойдёт в присутствии Сарин, которая, с некоторых пор, стала для неё единственной подругой… А Милли тем временем, всем своим существом излучая наслаждением от предстоящей игры, принялась извлекать из шкафа различную одежду…
   Черноволосая японка с замиранием сердца ожидала, что же будет дальше. Ведь в эти секунды решалась её судьба… Юная валькирия умела быть спокойной, когда над головой зловеще свистели пули и осколки, поскольку отлично знала - их траектория подчинена законам баллистики, и, если позиция выбрала грамотно, то тебе практически ничего не угрожает. Но сейчас - Ооками никак не могла унять нервную дрожь. Кто может сказать, каким законам подчиняется логика Милли Эшфорд, их нежданной союзницы, и, по совместительству, хозяйки этого великолепного гардероба? Бывшая повстанка отчего-то была совершенно уверена в том, что обе девушки сейчас начнут увлечённо превращать её в свою живую куклу. “Будь, что будет” - рассудительно решила молодая амазонка, и постаралась взять себя в руки. Однако сама мысль о том, что Сарин станет лицезреть её, Хотару, в каком-нибудь легкомысленно-коротком платьице и чулочках заставляла сердечко девушки отчаянно колотиться.
   Ну что же, она сумеет достойно принять эту ситуацию. Ради Сарин. Ради того, чтобы иметь возможность быть рядом с подругой. Защищать, если потребуется…
   - Я готова - глухо произнесла черноволосая воительница, словно делая отчаянный шаг в тёмный, бездонный омут. - Мне следует раздеться?

Отредактировано Arisaka Hotaru (2016-12-20 18:26:18)

0

4

Когда Элизабет поведала Милли свою увлекательную историю про побег из лагеря повстанцев, где в течение нескольких часов находилась в качестве заложницы, глава студсовета сначала ей не поверила. Пока не увидела вживую её спутницу, вместе со всеми её «игрушками», которые та носила с собой.
А уверовав Милли загорелась желанием поучаствовать в смене облика Хотару с японского на британский, и тут уж никто не смог бы её отговорить от этой затеи.
Подстёгивало то, что кроме идеи с переодеванием и оформлением надлежащих документов, требовалось нечто, способное отвлечь от мыслей о принце Шнайзеле, который сейчас бродил по Академии так, будто находился у себя дома.
Извлекая из гардероба целый ворох платьев и костюмов, включая школьную форму, Милли заранее предвкушала, каким будет лицо японки, когда она начнёт всё это примерять. А в случае отказа, у блондинки уже была заготовлена зажигательная речь на тему: «в миру, как и на войне, ничего не может быть лишним».
Правда, а что она станет надевать в выходные и праздничные дни, что носить дома и по вечерам, в чём спать? Прозорливая Милли даже откопала где-то женское бельё подходящего размера. Оставалось надеяться, что она не сняла их с других студенток ради своего социально-адаптационного эксперимента, ибо достать его было значительно сложнее, чем школьную форму.
Элизабет в самих сборах не участвовала, а выступала скорее наблюдательницей и оценщицей, что Милли вполне устраивало. Она раскладывала наряды везде, где только могла, чтобы японка имела возможность лучшим образом их осмотреть и сделать свои выводы.
- Ещё я думаю, тебе стоит покрасить волосы, может, дорастить, и прикупить линзы. Хотя и не обязательно. А вот что обязательно, так это хороший макияж и причёска.
Она восторженно крутанулась на месте со студенческим пиджачком в охапке. У Милли Эшфорд ещё никогда в жизни не было такой большой куклы.
Но тут Хотару сильно удивила президента студсовета Академии, представив на свет два боевых пистолета.
- Кстати, об оружии. Когда самурай побеждён, он обязан торжественно вручить победителю свой меч. Кому я должна отдать пистолеты?
Милли замерла, включив безумную энергетику на паузу. Она, признаться, не знала, что ей надлежит делать с огнестрельным оружием. Понятное дело, его надобно куда-то спрятать, в надёжное место. Вряд ли в Академии такое место вообще существует.
За отсутствием действительно действенных идей, блондинка решила пока прибрать пистолеты в секретное отделение письменного стола, что она и сделала, решительно забрав их из рук Хотару.
- Ты не побеждена, мы просто их на время спрячем.
Милли пыталась говорить ласково, успокаивающе, чтобы не ранить чувства гостьи. Потом обратилась к Элизабет:
- Ты должна переговорить с батюшкой о том, чтобы он нанял тебе личную телохранительницу. Примерно твоего возраста и достаточно незаметную в толпе. Но профессионала своего дела.
И тут она лукаво подмигнула.
Сочтя, что этим решение по оружию и дальнейшей судьбе Хотару исчерпывается полностью, Милли перешла к более приятной части – переодеванию.
- Да-да. Раздевайся. В принципе, будет даже лучше, если ты примешь душ, а потом примеришь это.
Она протянула Хотару чёрный кружевной комплект белья и указала рукой направление – где расположен душ. По счастью, ей хватило такта не спрашивать, знает ли гостья, как пользоваться студенческим душем.

+1

5

“Президент в деле”. Кто не понаслышке знает, как это, не без основания испытывает страх. Сарин хорошо представляла, что такое Милли Эшфорд в действии, и потому, как всякий разумный человек, испытывала беспокойство.
   Она волновалась не только за себя, но и за Хотару, за которую, в некотором смысле, несла ответственность. А ещё переживала, как отнесётся сама Хотару к методам Милли, не предпримет ли что-нибудь опасное сгоряча.
   Иными словами, Сарин находилась сейчас в шкуре человека, оказавшегося между двух огней. Она внешне спокойно наблюдала за тем, как Милли достаёт из гардероба и сортирует многочисленные наряды. И побледнела, когда Ооками вытащила пистолеты. Сердечко мисс Сеймур сделало бешеный кувырок, предположив самое худшее, и, по счастью, обошлось. Её новая подруга не собиралась никого убивать. По крайней мере, пока.
   В вопросе, который задала японка, относительно своего оружия, девушке почудилась мольба - как будто та хотела, чтобы именно Сарин приняла из её рук пистолеты.
   Но Милли, как всегда, решила вопрос самостоятельно и незамедлительно.
   Мисс Сеймур оставалось только с дрожью в груди смотреть, как энергичная блондинка осторожно складывает оружие в ящик письменного стола. Оставалось надеяться, что там их не найдут. Или, что на случай, если найдут, у Милли будет хорошая и убедительная легенда, откуда они, чьи, и как сюда попали. Президент, тем временем, продолжала командовать “парадом”.
Отправить Хотару в душ, по мнению Сарин, было весьма неплохой идеей, хотя бы потому, что помыться всласть в ближайшее время новой студентке Академии Эшфорд вряд ли представится возможность. Британка с ужасом поняла, что и жить её подруга, скорей всего, придётся в общем студенческом общежитии, где её легко могут раскусить или спровоцировать на необдуманные поступки. Но ведь у Хотару не было младшей сестрёнки или братика инвалида, как, например, у Лелуша Ламперга, заместителя президента студсовета. Следовательно, на отдельную жилплощадь от щедрот Эшфордов рассчитывать не приходилось.
Милли как будто подслушала её мысли. Она высказала самое толковое предложение за всё утро, что было посвящено искусству перевоплощения. Более того, она почти слово в слово повторила то, что Сарин говорила ранее – про трудоустройство повстанки в качестве личного телохранителя семьи Сэймур.
Девушка только покачала головой и украдкой вздохнула, не зная, радоваться или огорчаться такой синхронности.
- Я поговорю…

0

6

Мисс Сеймур, казалось, сама немного побаивалась президента Студенческого совета академии Эшфорд. Так, по крайней мере, можно было подумать, наблюдая за Элизабет. Ооками, которая время от времени незаметно (по крайней мере, так ей казалось) бросала из-под длинных, красивых ресниц быстрые, выразительные взгляды на подругу, пришла к выводу, что Милли Эшфорд, в принципе, способна вызвать дрожь и трепет у кого угодно. В том числе у Сарин Элизабет Сеймур, не уронившей фамильной чести и достоинства даже находясь в японском плену.
   Раскладываемые очаровательной хозяйкой комнаты там и сям разнообразные платья и костюмы поражали неискушённый взгляд юной японки, вызывая у девушки непроизвольную дрожь в коленках. В частности, платья казались ей чересчур короткими. И как же, скажите на милость, всё ЭТО носить?! Когда же в руках Милли появилось нарядное нижнее женское бельё, Хотару непроизвольно вздрогнула и едва заметно побледнела. Нет, это уж слишком!
   А неугомонная Милли тем временем с восторгом крутнулась на месте, держа в руках, по всей видимости, студенческий пиджак, сопроводив свой, в высшей степени энергичный поступок комментарием, что Ооками стоит покрасить волосы, немного отрастив их, а также обзавестись линзами. А в первую очередь - сделать хороший макияж и причёску. Хотару не выдержала.
   - Складывается впечатление, что вы готовите меня к свиданию с мужчиной, знающим толк в женской красоте, а не к учёбе. Или в Академии Эшфорд столь строгие правила относительно внешности, точнее, привлекательности студенток?- глухим от волнения голосом произнесла бывшая повстанка.
   В свою очередь Милли, увидев воочию чёрные, угловатые силуэты зловещих “глоков”, явно опешила, и даже на секунду замерла. А затем решительно протянула руку за её пистолетами…
   - Осторожнее! - непроизвольно вырвалось у Хотару, одновременно чисто рефлекторным движением сделавшей предостерегающий жест правой рукой. - Это же “глоки”, их отличительная особенность - отсутствие механических предохранителей, только автоматические. То есть, если “глок” у тебя в руке, а патрон - в патроннике, как сейчас, то он уже готов к бою. Одно случайное нажатие на спусковой крючок - и может произойти выстрел - юная воительница сочла своим долгом предупредить, и не преминула осуществить своё намерение. А дальше слишком многое зависело от осмотрительности президента Студенческого совета. А затем, чуть поколебавшись, девушка достала из нагрудных карманов своей куртки оба снаряженных запасных магазина и решительно протянула их Милли.
   Президент Студенческого совета, видимо, пытаясь успокоить новенькую, ласково говорила, что та вовсе не побеждена, и что пистолеты будут всего лишь на время спрятаны.
   - Хорошо - коротко кивнула японка в ответ.
   Она слышала, как Милли предложила мисс Элизабет переговорить со своим отцом на тему личной телохранительницы, незаметной в толпе, но профессионала своего дела. И, по тому, как мисс Эшфорд лукаво подмигнула леди Сеймур, Хотару догадалась, о ком именно идёт речь в качестве возможной кандидатуры…
   Милли, не допускающим возражения тоном велела своей черноволосой визави раздеться, а после отправиться в душ и кое-что примерить. В подтверждение своих слов “львица”, как мысленно окрестила очаровательную наследницу клана Эшфордов юная валькирия, протянула японке чёрный кружевной комплект женского нижнего белья, который до сих пор держала в руках, и указала направление в сторону ванной комнаты…
   Итак, её отправили в душ. Мыться. И приводить себя в порядок. Для Хотару, дочери японского офицера, никогда в своей короткой жизни не видевшей ТАКОГО душа, и, следовательно, не слишком-то умеющей им пользоваться, тем не менее, вопрос о культурном использовании этого чуда британской техники был вопросом чести. Девушка с содроганием расстегнула верхнюю пуговицу на своей куртке… Наконец, одежда была снята и аккуратно сложена в уголке, а Ооками, быстро взглянув на себя в зеркало, с замиранием сердца шагнула в ванну…
   Когда Хотару, наконец, вышла из душа, девушку было не узнать. Казалось, что в ванную комнату вошёл черноволосый, коротко стриженый застенчивый паренёк, а обратно вышла настоящая красавица. Она шла, практически обнажённая, одетая лишь в чёрное кружевное нижнее бельё, грациозная и хрупко-доверчивая, с выражением крайней степени смущения на красивом лице. Её упругий девичий стан, казалось, никогда не видел солнца, а удивительно красивые, стройные бёдра, ничуть не тронутые загаром, пожалуй, могли бы стать предметом зависти иных красоток, разумеется, при условии, если бы молодая японка нашла в себе смелости продемонстрировать их окружающим - например, из-под разноцветной коротенькой юбочки…
   - Я готова и нахожусь в вашем полном распоряжении - Хотару уже отбросила все колебания. Чем быстрее всё это закончится, тем лучше. - Что мне следует делать?

+1

7

Сарин не мешала творческому процессу, с головой захватившему Милли Эшфорд, предпочитая держаться в сторонке и просто наблюдать. В любой другой ситуации президент не оставила бы без внимания такую небрежность - отчасти из моральных принципов и отчасти - из привычки подключать всех и вся к её идеям, превращая лёгкое безумие в настоящий хаос. Но сегодня совсем другой случай, и, на счастье Сарин, Милли не хотела делиться почётной ролью модельера с другими участниками мероприятия. Она только заметила неуверенность в глазах мисс Сеймур, когда прозвучало предложение нанять Хотару телохранительницей, и, не зная истинной причины, вызвавшей такую реакцию, сочла, что всё дело в том, что Сарин сомневается в уместности подключать отца к составлению легенды для Арисаки Хотару. Милли решила, что всему виной страх - опасение, что британские спецслужбы пронюхают о проделке, и, несмотря на британское подданство и дворянские корни, обвинят в пособничестве террористам.
   “Знала бы она, кого я тут укрываю”.
   Милли подумала про Лелуша и Наннали и мысленно порадовалась, что их здесь сейчас нет.
   - Да, да, не волнуйся - ответила президент на слегка нервное восклицание и комментарий к нему по поводу огнестрельного оружия, так, словно каждый день имела с ним дело, а в действительности относилась довольно легкомысленно. - А про парней, ты хорошо подметила. Мы найдём тебе пару.
   И она заговорщически подмигнула. Стоило ли говорить, что переданные ей, скрепя сердце магазины были приняты без всякого волнения и долженствующего внимания. Они быстро перекочевали туда же, куда и пистолеты, так как мозг Милли был уже вовсю занят матримониальными планами, игрой в сваху, и на огнестрельное оружие уже просто не хватало места.
   Она с нетерпением ждала, когда Хотару вернётся из душа, перебирая в уме всех знакомых парней, с кем стоило познакомить юную стеснительную японку.
   Но вот Ооками снова появилась в комнате, одетая в чёрное кружевное бельё. Сейчас уже не скажешь, что эта прелестная дева - воительница из числа повстанцев.
   - Какая милашка! Разве нет?
   Милли повернулась в сторону Элизабет, ожидая подтверждения.
   Впрочем, президент не стала дожидаться реакции. Ей не терпелось перейти к следующей фазе по смене образа.
   Подобравшись поближе к Хотару, блондинка обняла её и лукаво произнесла:
   - Прежде, чем произносить такие опрометчивые слова, надо немножко подумать над тем, какими могут быть последствия. Я ведь могу неправильно их истолковать.
   Она хихикнула, отпуская из рук жертву.
   - У тебя чудесные волосы. Но, думаю, пока они не отросли, можно добавить шиньоны. С чёрным цветом не возникнет проблем. А потом покрасим и заплетём. Вот форма Академии. Что-то мне подсказывает, что парни, когда тебя увидят, то штабелями будут ложиться у ног.
   Милли выбрала из охапки приталенное короткое платье со свободными рукавами, всё сиреневого цвета, с белыми кружевами на груди.
   - А вот это я нашла для вечерних прогулок и выходных дней. Примерь-ка.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 10 квест. Девочки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC