Code Geass: Castling

Объявление

Доска почёта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 7 квест. Противостояние


7 квест. Противостояние

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sd.uploads.ru/t/8KnQb.jpg

Многострадальное Синдзюку вновь оказалось на линии огня. Генерал-губернатор Корнеллия, получив анонимное сообщение от «Доброжелателя», направляет туда войска с целью раз и навсегда зачистить район от террористов. И может быть, поймать Зеро. Она не знает, что доброжелателем является сам Зеро, и он ждёт, подготовив ловушку. Но у Корнеллии есть свои козыри. Какие? И воспользуется ли она ими?


Порядок отписи:
Lelouch Lamperouge, Saery Twane, Artur

Погода и время:
Вечер. На улице тепло, Лёгкий ветерок, полумрак.
Температура уверенно держится на отметке +17.

0

2

Лелуш, признаться, не очень-то любил найтмары. Они были таким же инструментом, как шахматы, выполняя роль брони и ещё одну дополнительную маску, за которой человек не виден совсем и какую-либо информацию о нём можно узнать лишь по голосу, изменённому подчас передатчиком. Безусловно, хороши и полезны, особенно в бою. Но гораздо лучше и удобнее руководить, находясь на земле, ощущая под ногами твёрдую опору. Впрочем, глупо предаваться сожалению. Выбора у него особо не было.
Орден чёрных рыцарей с каждым днём становился более похожим на серьёзную организацию, с которой приходилось поневоле считаться. С того момента, как он представлял собой всего лишь жалкую горстку отчаявшихся людей, связанных общей, но несколько размытой целью, прошло немного времени. Тем не менее, многое успело измениться. Цель стала чётче и достижимее, отчаяние сменилось твёрдой уверенностью, люди – закалёнными бойцами широкого профиля.
И на вооружении у них появились найтмары, машины, способные значительно уровнять их шансы в борьбе с Британской Империей.
Зеро отдавал себе отчёт в том, что до идеала ещё очень далеко. Предстояло дать сокрушительный бой Корнеллии и победить её. Это не то же, что водить за нос самовлюблённого дурака Кловиса. И совсем не то же, что дружеская партия в шахматы. Старшая принцесса куда более опасный и умный противник. Как у всякого человека, у неё есть свои слабости, однако их ещё предстояло выявить.
Лелушу была точно известна только одна – Юфемия.
«Что если попробовать похитить Юфи?»
Генерал-губернатор пойдёт на любые меры рады обожаемой сестрёнки, ведь она значит для Корнеллии то же, что для самого Лелуша значит Нанналли.
Но сейчас перед Зеро стояла другая задача. Синдзюку.
Место, где почти не прекращалась война. Где не осталось ни одного целого здания. Где каждая семья чуть ли не каждодневно считала потери.
Он считал своим долгом отстоять это место у Империи. Своеобразный символ, вроде национального флага или самурайской катаны. Пока Синдзюку у Корнеллии, Орден чёрных рыцарей, несмотря на все заслуги и достижения перед народом, не будет восприниматься в должной мере серьёзно.
Пора показать сестрёнке настоящую силу Зеро.

0

3

На время пребывания в Зоне 11 Саэри Твэйн поселилась неподалёку от печально известного района Синдзюку. Место достаточно тихое, несмотря на постоянную череду боевых столкновений британских военных подразделений с местными жителями и неспокойное соседство.
Вечерний патруль едва ли не ежедневно проверял, всё ли в порядке. Обычно грубые с одиннадцатыми, они, признавая в ней европейку, держались сдержано вежливо, ограничиваясь дежурными малозначимыми фразами.
Сегодня, в выходной день, решив поваляться дольше обычного в постели, Саэри была поднята звуком мощного взрыва. Подбежав к окну, девушка попыталась высмотреть, где и что произошло, но ничего не увидела. Толи место взрыва находилось по другую сторону от её окон. Толи его загораживали дома впереди.
Оставаться дома, мучаясь догадками, в которых страх мешался с любопытством, она не могла. Быстро одевшись и приведя себя в относительный порядок, Саэри выбежала на улицу и отчаянно завертела головой в надежде сразу определить нужное направление.
Искать долго не пришлось, ведь любопытство, главный проводник человеческих интересов, выгнало на улицу не одну её, и стадный рефлекс гнал одних в поисках источника взрыва, а других, отягчённых страхом в противоположную сторону.
Из обрывков речей Саэри улавливала лишь два постоянно повторяющихся слова «британцы» и «Зеро», тогда как версий произошедшего было куда больше.
Девушка старалась не прислушиваться к сплетням, наученная горьким опытом детства, что слухи чаще всего обманывают. А в таком деле ошибка хуже полного неведения. Не зная, чего ждать, готовишься ко всему, тогда как предполагая, да не то, не учтёшь нужного и пострадаешь.
Стараясь держаться стен домов, чтобы в случае чего искать защиты в чужих подъездах или хотя бы иметь ощущение защищённости.
Прогремел ещё один взрыв. Или это был звук некоего металлического тела, упавшего с высоты на бетон? Говорят, когда сражение ведётся найтмарами, каких только звуков не услышишь.
Ещё больше людей пробежало в сторону, противоположную той, куда шла Саэри. Девушка начала подозревать, что бежали, кто ушёл на разведку раньше неё. Замерев и прислушавшись, упёршись руками в стену дома, она выжидала, что будет дальше – не имея сил двигаться дальше и повернуть назад.
Ловко ухватила за руку пробегавшего мимо неё парня:
- Что происходит?
- Война, - коротко ответил он на сбитом дыхании и, вырвавшись из рук, скрылся за поворотом дома.

0

4

Корнеллия была заинтригована. Кто этот таинственный Зеро, который, едва появившись на политической арене, успел прослыть гением стратегии и тактики? Ей очень хотелось померятся с ним силами. Если он так хорош, как болтают, то можно было бы и взглянуть самолично. А если просто удачливый авантюрист, она быстро закроет страницу его никчёмной жизни. На кону больше, чем технические и военные проблемы. Зеро подрывает уверенность одиннадцатых и всех, сочувствующих им, что Британскую Империю возможно победить. А это страшная губительная ересь, которую необходимо давить в зародыше. Только тогда никто в колониях не осмелится бросить вызов британскому королевскому Дому.
Отец отправил старшую принцессу в Зону 11 с одной целью – подавить любое восстание в зародыше. Кловис и генералы, на которых он возлагал прежде свои надежды, подвели его. Доверенные лица, как показала практика, оказались слабы и недальновидны.
«Я не подведу тебя отец!»
Корнеллия не испытывала к императору настоящих дочерних чувств. Всеми её поступками на военно-политическом поприще руководили долг и честь. Трудно найти другого столь же ответственного руководителя, которым была она.
Планируя операцию в Синдзюку, принцесса, дабы спровоцировать Зеро на серьёзные меры, отправила в этот район целый взвод солдат с тяжёлым подкреплением в лице рыцарей из её личного состава, якобы для проведения внеплановой зачистки.
Она просмотрела записи предыдущих столкновений повстанцев с солдатами генерал-губернатора, особенно уделяя внимание тем, на которых впервые появляется Зеро. Изучая действия противника, можно вычислить его психологический портрет и систему мышления.
Этот скрытный умник напоминал чем-то Шнайзеля и давно потерявшегося брата Лелуша. Не умеет отступать, не умеет проигрывать и не умеет уступать в чём бы то ни было. Эгоист с ярко выраженным синдромом лидера.
Чтобы заманить его в ловушку, придётся играть так же, как он, коварно и беспощадно. На шахматной доске ведь нет людей, одни лишь фигуры.
Сначала пришлось взорвать один из пустующих складов на окраине Синдзюку. Там, где раньше, согласно донесениям, собирались повстанцы. А затем Корнеллия отдала приказ штурмовой группе начать операцию по зачистке.

0

5

Лелуш смотрел и слушал, ожидая, что будет дальше. Можно попробовать предугадать дальнейшие действия старшей сестрицы, но угадать точно вряд ли получится. Корнеллия – не гений. Однако она достаточно умна, чтобы разбираться в тонкостях стратегии.
По всей вероятности, сестрёнка попробует взять его на-живца.
Он поступил бы именно так, окажись на её месте и имей в своём распоряжении те ресурсы, которыми владеет Корнеллия. Да, Юфи была бы сейчас очень к месту. Жаль, но пока не до того.
Сестрёнка всегда отличалась нетерпением. Вот и сейчас она полезла в логово льва ещё до того, как услышала рык. Начать с зачистки Синдзюку, по его личному мнению, было опрометчиво. Японцы не забудут. Да, они промолчат. Пока.
Пока новый вожак не укажет им надёжный путь для мести. А уж тогда их никто не удержит. И чем больше смертей окажется на руках Корнеллии, тем больше врагов, явных и скрытых, обретёт она в Зоне 11. Врагов, для которых жизнь превратилась в ад, полное боли существование. Для которых смерть – благодеяние. Которые живут лишь для того, чтобы мстить.
Она просто не видела глаз этих людей. В них безумия больше чем разума. Вот почему, кроме прочих причин, Зеро должен носить маску и скрывать собственное лицо. Он – британец. Такой же враг для них, как и она.
Но в отличие от Корнеллии, Зеро спасает и защищает.
Как только прозвучал первый взрыв и раздались первые выстрелы, Зеро отдал команду вступать в бой. У его людей тоже были найтмары, чтобы сдержать натиск военных. А так же имелась парочка сюрпризов, заготовленных заранее.
Смысл заключался в том, чтобы дать жителям попробовать свои силы в самообороне. Как знать, быть может, с этого сражения в Синдзюку его Орден чёрных рыцарей пополнится людьми. Корнеллия не понимает, что всё, что она делает, в конечном счёте служит на благо дела Зеро, для его возвышения и успеха борьбы восстания.
В жилом секторе группу зачистки ждали несколько заминированных участков в старой канализации. При вторжении, мины сработают, и доблестная армия генерал-губернатора в буквальном смысле слова искупается в дерьме. Никто не исключал риска того, что может пострадать и мирное население. Но война есть война. Всё равно СМИ обвинят в случившемся не Зеро, а действующее правительство захватчиков-колонистов вместе с принцессой Корнеллией и Императором. Об этом позаботится Дитхард.
Лелуш находился на безопасном расстоянии, укрывшись среди руин и отслеживая по интерактивной карте своего найтмара перемещения обеих боевых группировок.

0

6

Люди перестали бежать. Навстречу, спасаясь от пока ещё не видимого врага. А за Саэри, отчаянной искательницей приключений и вовсе никто не последовал, как смогла убедиться девушка, оглянувшись назад.
Можно было вернуть домой, забиться в самый дальний угол, в надежде, что его не снесут, и никто не сунется её выцарапывать из арендуемой квартиры. Можно было бежать в другой район Токийского поселения, взяв в охапку вещи и деньги, и там из новостей и слухов узнать о происходящем. Но кто знает, во что выльется одно дикое кровопролитное столкновение на границе двух совершенно разных миров? В незыблемость Режима, утверждённого британским императором Чарльзом повсюду, докуда дотянулись его длинные руки, Саэри отказывалась верить.
На свете нет ничего вечного.
Земля вздыбилась впереди, на расстоянии всего пяти-шести метров от девушки, обнажая язвы канализационных туннелей. Для Саэри, видевшей лишь отвалы из асфальта и бетона, глубокую пропасть за ними, всё это казалось спуском в Преисподнею. Разве что пламя не вырывалось наружу, да черти с вилами не выпрыгивали, чтобы загнать в своё царство грешников.
Грохот взрыва, шедший откуда-то из глубины, перекрыл звуки выстрелов и ударяющихся между собой металлических конструкций, оглушил Саэри. Она шарахнулась к другому дому. Бежала, прикрыв руками голову, как если бы враждующие стороны сосредоточили весь огонь исключительно на ней. 
Сердце скакало в груди наподобие маятника, но девушка не замечала ничего. Страх мгновенно разрушал ледяную броню, вытапливая по кусочкам из тела. Саэри не заметила, как налетела на чьё-то сложившееся пополам тело и с коротким взвизгом шлёпнулась в траву. Она не сразу поняла, что тело принадлежит живому человеку, а не трупу. Этот незнакомец так же, как она, пытался скрыться с поля сражения.
«Чем бы Зеро ни руководствовался в своих стремлениях, он просто бандит и негодяй, ведь из-за его непомерных амбиций страдают обычные люди».
Саэри зло стиснула зубы и поджала губы, проверяя по ощущениям, всё ли у неё в порядке. Похоже, отделалась небольшим растяжением. Растяжение – не перелом, но он может лишить подвижности и стать причиной гибели, в случае, если она вовремя не уберётся в безопасное место.

0

7

Генерал-губернатор предполагала, что Зеро выкинет что-то такое. Он уже делал так раньше. Один раз удачно, другой – не очень. Не проявляя большой оригинальности в выборе средств, хотя всегда умудрялся удивлять её.
Подрыв городской подземной системы канализации был, признаться, интересным тактическим решением. Но предвидя нечто похожее, Корнеллия сильно рассредоточила боевую группу, пустив вперёд нескольких новичков, за плечами которых сосредоточила настоящую огневую мощь. А вокруг временного военного штаба находились гластонские рыцари в своих найтмарах, надёжнее любых губернаторских проплаченных королевской семьёй телохранителей.
Во время взрыва поднялась пыль, заслонившая всё по обе стороны. Тепловые датчики найтмаров показывали потерю нескольких боевых машин вместе с пилотами. Впрочем, потери были не велики, на что и надеялась принцесса Корнеллия, планируя атаку.
Местное население, из тех немногих, кто всё ещё проживал в полуразрушенном Синдзюку, не знало и не могло знать о планах Зеро и генерал-губернатора. Они вели себя как самые обычные люди, живущие в постоянном страхе. Не прекращающиеся столкновения между британцами и одиннадцатыми вынуждали их большую часть времени проводить дома – у кого он пока ещё был – в надежде, что однажды всё это закончится, и не нужно будет беспокоиться за свою жизнь и жизни близких.
Подавленное, ошарашенное, сбитое с толку население суматошно искало в пыли и дыму хоть какое-нибудь укрытие.
Пара трупов. Тела, замаскировавшиеся под трупы, чтобы только в них не стреляли никто из враждующих сторон. Разбросанные по углам, развороченные камни и булыжники, вырванные с корнями цветы и кустарники, деревья. Плачевное зрелище.
Человек, послуживший помехой для Саэри, в тот момент, когда девушка попыталась встать, ухватил её рукой за ногу, потянув обратно. По воле случая или нарочно, он дёрнул за пострадавшую ногу, причиняя боль, ещё более выводя из строя. Посчитал ли за врага, или просто боялся оставаться один – кто знает. Одно хорошо: пуля, просвистевшая всего в ладони от лица девушки, могла убить её, но не убила.
В бой двинулись величественные и устрашающие найтмары британцев, минуя провалы и разрушения, преследуя маленькую армию Зеро. За ними, под прикрытием, шли пехотинцы, вооружённые автоматами последней модели, стреляя по всему подозрительному, что появлялось со стороны врага, не особо разбираясь, кто перед ними – повстанцы или гражданские.

0

8

Лелуш не ожидал, что его затея с канализационными туннелями не оправдает себя. Он знал, что не стоит рассчитывать на большие потери в рядах армии сестрицы, но надеялся хоть немного их проредить, а ловушка, можно сказать, даже не задержала их.
Сплочённые, хорошо подготовленные, в отличие от большинства чёрных рыцарей, принятых едва ли за несколько дней до начала операции. А кроме того, несмотря на все усилия, приложенные для того, чтобы значительно усилить свою группировку и сравнять шансы на поле боя, Империя пока выгодно отличалась от молодого ордена восстания.
У губернатора одиннадцатой зоны имелись необходимые средства и опытные специалисты: техники, учёные, военные. На их стороне была власть, тогда как на стороне Зеро – справедливость.
«Чувство справедливости, живущее в сердцах угнетённых, порой творит чудеса. Надо только уметь его направить в нужное русло и дать подпитку».
Лелуш обладал всеми задатками лидера. В том числе и счастливым даром убеждения. Если бы он захотел, то заставил бы подчинённых очертя голову броситься на врага, но это бы означало лишь бессмысленные человеческие жертвы и провал всей операции.
Наверное, на это и надеялась Корнеллия, когда направила основные силы с флангов, за плечами неопытного молодняка, коего не так жалко было пустить в расход.
Она забыла одно важное правило: гражданское восстание – не война по правилам, и сражение в городских трущобах отнюдь не то же, что сражение на открытой местности. Если британские солдаты привыкли действовать в лоб, то повстанцев никто не ограничивал в выборе средств борьбы и в передвижении.
Не дожидаясь, когда британцы нанесут ответный удар, чёрные рыцари переместились в глубину пустых кварталов, укрываясь за полуразрушенными зданиями, обходя противников и зажимая в кольцо. Их, конечно, было значительно меньше, но эффект внезапности, плюс большой разброс, создающий ощущение численного превосходства, могли сделать то, чего не удалось подрывной команде – внести хаос в армейский порядок военных сил Британской Империи.

0

9

Корнеллия не была такой наивно-глупой, как мог вообразить на волне славы негодяй Зеро. Она знала о его обычае прятаться за спинами подчинённых – коварство и трусость не имеющего права называться мужчиной.
Этот герой одиннадцатых вызывал у принцессы не только чувство восхищения умом и сообразительностью, но презрение его бабским методам борьбы в постоянном стремлении увильнуть от открытого боя, отсидевшись за спинами других.
Потому, предположив, что и в этот раз Зеро попытается отсидеться где-то, отдала приказ специальной команде найти его местоположение.
Это было не так-то легко, как звучало на словах. Найти человека, который достаточно умён, чтобы всегда находится на шаг впереди преследователей, предугадывать каждое их движение. Который постоянно прятался. Который был неуловим.
«Чушь. Коль он живой человек, то найдётся».
Судя по всему, противник не желал принимать открытый бой, предпочитая игру в салочки, создавая дополнительные причины, по которым новому генерал-губернатору сильнее хотелось поймать его живым и как можно скорее.
Вместо того, чтобы с оружием в руках встретить прорвавшуюся через расставленные ловушки армию Британской Империи, негодяи просто попытались разбежаться кто-куда. Изначально, наверное, их план заключался в том, чтобы обойти и с тыла нанести удар. Да только и этот ход Корнеллия предвидела, расставив по периметру небольшие, но хорошо вооружённые отряды, призванные не сражаться, а спугнуть террористов. Не имеющие нужной подготовки, не знающие тонкостей настоящей войны, они скорее отступать, чем примут бой. И их отступление будет началом хаоса.
Бойцы Зеро в большинстве своём ещё не были бойцами. Надеясь на гений предводителя, они легко поддавались панике, когда события начинали выходить из-под контроля, они пытались скрыться в соседних кварталах, пользуясь развалинами и гражданскими, как прикрытием. Мусор, возомнивший себя вершителями судеб мира.
Орден чёрных рыцарей не был достаточно дисциплинирован. Всё ещё. Почувствовав, что запахло жаренным, они, вопреки прямым приказам Зеро, бросились искать укрытия, показывая спину врагу. Никто не хотел умирать ради свободы.
Осталось только добить.

0

10

Саэри не заметила, как один из валявшихся на земле то ли трупов, то ли раненных людей, ухватил её за покалеченную лодыжку, причиняя острую, невыносимую боль и вынуждая упасть на землю снова, лицом в грязь.
Сверху просвистела пуля, едва не задев девушку. Будь она на том месте, где была раньше, трупов стало бы больше. Теперь Саэри не знала, злиться ли ей на человека, вконец обезножившего её своей зверской хваткой, или благодарить за спасение жизни.
В любом случае, раненный, схвативший её за ногу, вновь потерял сознание. Его хватка ослабла, выпуская многострадальную лодыжку из цепких тисков.
Найтмары очень скоро покинули улицу. Так же, как и пехотинцы, вооружённые автоматами и тяжёлыми крупнокалиберными винтовками. Двор опустел. Звуки сражения переместились куда-то в стороны. Наверное, можно было уже встать, если нога позволит.
Саэри попыталась и чуть не закричала от боли.
Кость не была сломана, но сильное растяжение причиняло не меньшую боль. А положение лёжа среди тел создавало дополнительную проблему для какого-либо перемещения. И стоит ли звать на помощь, когда не можешь предугадать, кто явится на зов и явится ли вообще.
Девушка пыталась убедить себя, что в ситуации, в которой она оказалась, ей так и так надлежит радоваться, поскольку чудом осталась жива. Но её терзали переживания и злость – на британских военных, генерал-губернатора и Зеро – за то, что после одной кровопролитной войны, которую Зона 11 еле перенесла, они развязывали новую. Возможно, даже ещё более кровопролитную, чем прежняя. Слишком много гражданских оказывалось втянутыми в неё, зачастую против своей воли.
«Встреться мне Зеро в реальности, я спросила бы его, сколько стоит человеческая жизнь».
Хотя вряд ли люди, добравшиеся до головокружительных высот власти, склонны оглядываться на людей, оставшихся далеко внизу. Их печали и горести беспокоят их столь же, сколько беспокоят печали и горести насекомых маленького ребёнка, с сачком охотящегося на них.
Упираясь руками и отталкиваясь здоровой ногой, Саэри после пары безуспешных попыток сумела, наконец, принять вертикальное положение. Она пообещала себе позаботиться о раненных. Но сначала надо было найти того, кто позаботился бы о ней самой, и мог привести врача. Она на эту роль сейчас мало годилась.

0

11

Людям привычно сражаться за утопии. Как будто в несбыточных мечтах они находят утешение и оправдание бессмысленному существованию. На деле же они просто любят драться, и причины не так важны, как процесс. Хотя открыто в этом признаются лишь единицы. Ирония? Дешёвый фарс, называемый жизнью.
Будь ты хоть трижды гением и придумай самый идеальный план, всегда остаётся значительный риск потерять всё по воле коварного человеческого фактора, рассчитать который не под силу и самому умнейшему и прозорливейшему из человеческого рода.
Лелуш старался учесть всё, что только в его силах предугадать, при встрече с Корнеллией на поле боя. Но сегодня сестрице неслыханно везло. И дело было вовсе не в её стратегических способностях, а во всё том же человеческом факторе.
Орден чёрных рыцарей всё ещё был весьма «сыроват» в плане боевой подготовки. Понимание субординации и чёткости выполнения приказов до сих пор находилось где-то на уровне дружеской игры в пейнтбол. Для многих из сил сопротивления образ Зеро представал, пользуясь живым и ярким словарём Тамаки, «мой любимый кореш», и рисковать своей жизнью за него, как и за убеждения, они пока не были готовы.
Как следствие, стоило Корнеллии немного их припугнуть, и верность и желание биться за свободу сразу уступали место коллективному бессознательному, называемому паникой. Солдаты превращались в стадо, глухое и тупое, не подчиняющееся приказам своего командира. Лелуш готов был плюнуть от досады.
Толку, что он кричал, надсажаясь, в коммуникатор найтмара, никто не слушал. Его маленькая армия несла огромные потери, показав врагу спину. Не говоря уже о численном и оружейном превосходстве дисциплинированных британцев.
Что делать? Остаётся только расписаться в собственной неудаче и постараться скрыться, пока не обнаружили его самого. Те, кто уцелеет, знают надёжные укрытия, а о новой точке сбора он известит позднее, когда всё немного устаканится.
Оставив найтмар в подвале одного из разрушенных зданий и забрав ключи зажигания, он торопливо, но внимательно переоделся обратно в форму академии и сложил костюм Зеро вместе с маской в большой кейс, с которым ходил на собрания Ордена, чтобы не палиться. Вроде никто не следил за ним, и некому было заметить его в пустом заброшенном после недавнего боевого инцидента квартале. Выглянув наружу и убедившись, что поблизости никого нет, юноша вышел во двор, откуда тотчас отправился в сторону густонаселённой, а потому безопасной для него, части города.

0

12

Пока Лелуш, признавая проигрыш, переоблачался и принимал все меры, дабы личность Зеро не была раскрыта самым глупым образом, а Корнеллия, в надежде поймать знаменитого преступника, продолжала операцию зачистки, посылая своих людей по всем улицам, дворам и переулкам Синдзюку, простые жители Сектора 11, нечаянно ставшие свидетелями или участниками столкновения, осторожно перемещались между домами, ища укрытия, разыскивая пропавших друзей и родственников, либо спеша вернуть потерянное во время заварушки невеликое имущество.
Но передвигались эти призраки войны преимущественно поодиночке, незаметно, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, как со стороны таких же, как они, несчастных, так и со стороны военных, которые если поймают, вряд ли станут разбираться, террорист ты или честный гражданин, вся вина которого заключается лишь в том, что он оказался не в то время не в том месте.
Саэри предстояли долгие поиски, поскольку никто, совершенно никто не рвался  проявлять заботу о ближнем. «Своя рубашка ближе к телу». Одиннадцатых ещё Кловис отучил от проявления активной гражданской позиции, наказывая за любое даже невольное и неявное противодействие Империи самым жестоким образом. В этой стране быть японцем уже считалось смертным грехом.
К кому бы из встречных не обращалась Саэри, каждый норовил убежать. В лучшем случае они отвечали на её вопросы и просьбы сожалением, в худшем же – бросались прочь, ничего не сказав. Так продолжалось до тех пор, пока судьба не столкнула её с Лелушем Лампергом, направлявшимся подальше от Синдзюку и совершенно случайно оказавшимся на её пути. Парень был одет в форму Академии Эшфорд, а в руках нёс подозрительно большой кейс. Всё бы ничего, но что он забыл в Синдзюку в разгар боевых действий?

0

13

Саэри искала врача, но, понимая, что вряд ли найдёт в хаосе, творящимся на улицах Синдзюку, на деле искала хоть кого-нибудь, кто мог бы позаботиться о раненных или помочь конкретно ей. Основная проблема заключалась в том, что сама Саэри нуждалась у уходе врача. Передвигаться на раненной ноге ей было сложно, неудобно, а, ко всему прочему, ещё и значительно притормаживало в поисках.
Деловая хватка, которая помогала прежде, не работала. Она могла быть очень убедительной, логичной и настойчивой, но никому из выживших это не было интересно. Её не то что не слушали – её не слышали.
Обычно сдержанная и холодная Саэри готова была наброситься с кулаками на людей, которые ничего ей не сделали. Но даже если бы она позволила бы чувствам вырваться на волю, ничего это не изменило бы.
Совсем было отчаявшись, девушка повернула обратно и тут едва не столкнулась нос к носу с незнакомым молодым человеком в форме Академии Эшфорд.
«Отгремели боевые действия, и британские аристократы и аристократишки повыползали из своих тёпленьких уютных жилищ, посмотреть, что и как покрушила их доблестная армия».
После недавних событий она даже думала иначе, чем полагалось по гражданству, как будто бы совершенно позабыв о собственном происхождении. Всё было мерзко: и соотечественники, и одиннадцатые. «Безмозглый скот».
Для неё встречный студентик предстал праздношатающимся оболтусом, которого в Синдзюку привело обычное любопытство с небольшой примесью жажды адреналина.
«Естественно, в благородных домах оберегают от малейших потрясений».
Она почему-то было уверена, что о происшествии, имевшем место сегодня в Синдзюку, прямо у неё на глазах, не покажут в новостях и не напечатают в прессе. Британцы предпочтут лгать, чем предстать в грязи на мировой политической арене. Хотя ни для какого не секрет, что Империя Чарльза Британского ставит целью подчинить своей диктатуре весь земной шар, до самых примитивных племён, в самых дальних уголках света.
Студент нёс кейс, на вид тяжёлый и вместительный, но о содержании Саэри могла лишь догадываться. Это мог быть какой-нибудь карнавальный костюм – в Академии Эшфорд частенько проводятся различные развлекательные мероприятия. А мог быть денежный мешок или книгохранилище. В зависимости от интересов студента и его ученического статуса.
- Стой! – повелительно окрикнула она юношу, ожидая, что уж этот не развернётся и не попытается сбежать, как прочие.

0

14

Лелуш привык, что его система мгновенной и продуманной смены масок всегда срабатывала безотказно, когда надо было перевоплощаться в Зеро и обратно. Но, как известно, привычки таят в себе скрытую опасность. Привыкая, он утрачивал бдительность, как бы не пытался убедить себя в обратном.
Никто до сегодняшнего дня не обращал на него внимания, не пытался остановить или заговорить на улицах Одиннадцатого Сектора. Студент и студент. В Академии Эшфорд их много. Мало ли кто куда и зачем ходит, и что с собою берёт. Причины у всех могут быть разными, и для большинства прохожих неинтересными.
Но ведь случались и исключения. Что с того, что прежде их не было. Всё когда-нибудь бывает впервые. А забывать о существующем риске разоблачения не стоило.
Подозрителен был сам факт того, что студент оказался на месте, где ещё совсем недавно произошёл военный конфликт со всеми вытекающими.
Версия объяснения на всякий случай у Лелуша имелась: он возвращался из закрытого игрового клуба, где играл в шахматы на деньги. Довольно убедительно. Тем более, что он и впрямь этим грешил. Но поверит ли басне случайный прохожий? И не попытается ли заглянуть в увесистый кейс, чтобы проверить, действительно ли там шахматы или что-то другое?
По теории вероятности шансы напороться на активного и любопытного прохожего, который сунется допытываться, что и как, достаточно велики, и даже один процент из ста не стоит сбрасывать со счёту. Так что, несмотря на внешне беззаботный вид, Лелуш всеми силами спешил убраться из опасного района, держась тенистых мест, стен домов и быстро переходя от здания к зданию. Это тоже можно объяснить, и ещё легче и правдоподобнее, чем кейс: недавно здесь стреляли. Логично для любого нормального человека избегать опасности поелику возможно.
Однако…
Когда уже практически угасло чувство напряжённого ожидания, сглаженное привычкой, в спину прилетел женский окрик. Плечи чуть дрогнули от неожиданности, но Лелуш заставил себя усилием воли остановиться и медленно повернуться лицом к окрикнувшей, приветствуя её безмятежной и открытой улыбкой.
- Да, я могу чем-нибудь помочь? – выдавил он из себя, напряжённо думая, как бы увильнуть от дополнительных проблем, ярко вырисовывающихся на горизонте.

0

15

Студент остановился.
Не попытался сбежать, закричать или просто проигнорировать. Можно сказать, уже неплохо. Саэри задумалась, в чём кроется причина её необычного везения. Простая случайность? Или дело заключается в особенностях человеческой психологии?
Мальчишка мог проявить обычную воспитанную в нём дворянскую галантность, неосознанно, по привычке. А мог откликнуться под действием страха, опасения, что кто-нибудь раскроет его тайну – какую, дело десятое.
Он мог проштрафиться. Или совершить позорный для рода неблаговидный поступок. Тут вариантов много: от посещения борделя или игорного дома, до участия в террористический деятельности, воровства или даже убийства.
Саэри нестерпимо захотелось заглянуть в кейс, чтобы узнать точно, какое из её предположений верное. Ещё никогда и никто не вызывал в ней такого любопытства. Разве что овеянная завесой тайны личность неуловимого Зеро.
- Мне нужна помощь, - произнесла она, приближаясь к юноше и с нескрываемым интересом изучая его. – Я не обременю вас сильно…
Саэри снова задумалась. Если она скажет, что нужен врач, мальчишка пообещает найти такового и, воспользовавшись случаем, просто попытается сбежать. И ни врача, ни секрета кейса, ни хоть кого-нибудь, кто отозвался на её голос.
- Я врач, но сама пострадала во время… О, нет, нет, я не террористка, - на всякий случай добавила Саэри, во избежание опасного недоразумения.
- Мне нужны сильные мужские руки, чтобы спасти одного человека. И я надеюсь, вы мне поможете.
Саэри сделала самый простительный и несчастный взгляд, чтобы вызвать сочувствие, тогда, как взгляд отметил дистрофическую худобу юноши и явно слабые, не привыкшие к физической работе, тонкие руки.

0

16

Иногда лучше молчать, чем говорить. Но на самом деле многое в жизни зависит от лимита удачи, отпущенного каждому при рождении. Лелушу подумалось, что ответь он как-нибудь иначе, поступи по-другому, результат всё равно оказался бы тем самым. Он не был фаталистом, но в такие минуты, как сейчас, мысль о фатуме не казалась такой уж бредовой.
Женщина воспользовалась неосторожно брошенным  предложением помощи, тотчас изложив незнакомцу суть своей проблемы. Может, она и не придавала значения некоторым фактам происшествия, однако Лелуш, привыкший просчитывать любые ходы в разных направлениях, иначе смотрел на дело.
Раненный мог быть обычным горожанином. И тут имелось два варианта кем именно: британцем или одиннадцатым. Так же он мог быть солдатом или офицером из вооружённых сил генерал-губернатора или повстанцем-террористом. В последнем случае, оказывая помощь пострадавшему, Лелуш автоматически становился пособником и приравнивался к преступникам.
Маска не скрывал лица, что значило, в случае чего его легко будет найти. А самое поганое – при нём сейчас кейс с костюмом Зеро, который вызовет массу вопросов у тех, к кому попадёт  руки в случае, если его поймают с поличным и решат арестовать. Или убить на месте. В неразборчивости средств и методов при борьбе с терроризмом у британских военных юноша успел убедиться на собственном опыте. Именно тогда он заполучил силу Гиасса.
Он не мог рисковать. Слишком многое поставлено на карту. В первую очередь, счастье Нанналли. Пусть его поступок будет жестоким и эгоистичным, но иного пути нет.
Вместо ответа Лелуш активировал печать Гиасса в глазу и произнёс равнодушно бесцветным голосом, глядя прямо в глаза женщины:
- Забудь про раненного и про сражение, и иди домой.
Так будет лучше для них обоих. Женщина, кем бы она ни была, успокоится, и ей станет намного легче. Груз ненужных тяжёлых воспоминаний останется за бортом на долгие годы, если не на всю жизнь.
Не дожидаясь реакции, но убедившись, что взгляд женщины под действием Гиасса, изменился, юноша осмотрелся на предмет, не наблюдал ли кто-нибудь за ними, и продолжил первоначальный путь, заметно ускорив шаги.

0

17

Саэри очень надеялась на помощь и поддержку. Она сама не осознавала того, насколько сильно страх владеет ею сейчас. И не из-за невыполненного долга или покалеченной ноги, а из-за того, что она может остаться одна. Страх, забытый с детства, когда тебя оставляют наедине с темнотой в ночные часы в пустой спаленке.
Саэри, по необъяснимой причине, за короткий промежуток времени успела проникнуться доверием к молодому человеку, несмотря на его поведение и подозрительный кейс в руке.
Она почему-то была уверена, что он не оставит в беде обратившихся с такой просьбой, но пугало другое. Вдруг он, британец, заподозрив её в поддержке одиннадцатых, сочтёт её преступницей и попытается предпринять соответствующие меры. Например, сообщить куда следует. А военные в принципе не станут разбираться, кто прав, кто виноват, кто свои, а кто чужие. В лучшем случае упекут за решётку. Но могли быть варианты развития событий и похуже, о чём думать вовсе не хотелось.
Юноша поначалу ничего не сказал. Просто как-то очень странно посмотрел, отчего у Саэри на душе заскребли кошки, предчувствуя что-то плохое. А потом в его глазу появилась птичка и…
Девушка совсем забыла, что хотела до этого момента.
Она покрутила головой, пытаясь сообразить, почему стоит одна на пустынной улице и смотрит вслед удаляющейся фигуре британского студента из Академии Эшфорд. Наверное, задумалась. Она ведь шла домой, чтобы отлежаться с больной ногой. Как получилась такая оказия, что она вдруг охрамела, Саэри никак не могла вспомнить.
Нужно быть внимательнее на дороге. Полнейшее безобразие, раз с ней случаются подобные вещи.
«Стоит показаться врачу и обсудить провалы в памяти с психотерапевтом. Это ненормально».
Она даже готова была прибегнуть к методу гипноза, чтобы восстановить исчезнувшую в никуда цепочку событий, будучи уверенная, что ничего не происходит просто так. Особенно если и вид у тебя грязный и потрёпанный, как будто валялась в окопе. Саэри точно знала, что не пила и не принимала ничего психотропного. Тогда почему?
Оглянувшись на студента последний раз, девушка направилась к дому.
«Хм, зачем ему кейс и что он тут делает?» - промелькнула и пропала минутная мысль.

0

18

Квест завершён.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 7 квест. Противостояние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC